Вы здесь

Ополченец из Техаса: Армия Донбасса сражается против настоящих нацистов

Ополченец из Техаса

Когда я увидел, что происходит в Киеве, с майданом и всем остальным, я сразу понял, что это поддерживают США, это срежиссированное США действо. Я понял, что это будет очередная грязная заваруха, как в Ливии как в Панаме, в Сирии, в Афганистане, в Ираке. Как американец и гражданин мира я почувствовал ответственность...

Интервью с американским ополченцем в бригаде Восток

— Техас, почему ты здесь сражаешься?

— Ну, для начала, я антифашист и коммунист. Когда я увидел, что происходит в Киеве, с майданом и всем остальным, я сразу понял, что это поддерживают США, это срежиссированное США действо. Я понял, что это будет очередная грязная заваруха, как в Ливии как в Панаме, в Сирии, в Афганистане, в Ираке. Так и произошло. Я имею в виду, вы помните, они говорили, что собираются принести свободу и демократию на Украину, и сейчас мы видим, что они осуществили незаконное вмешательство, фальшивое голосование в Киеве, они притащили самый настоящий фашизм. Люди, с которыми сражается Донецкая армия, армия Донбасса, Луганск и Донецк, это самые настоящие нацисты, живые, зигующие Гитлеру нацисты и их надо остановить. Они преступники. Они не были бы у власти, если бы не риторика и действия США. Поэтому как американец и гражданин мира я почувствовал ответственность и приехал сюда помогать этим людям защищать их дома от нацистов... от фашистов. Вот почему я здесь.

— Что ты думаешь о США и их действиях здесь, на Украине?

— Это преступление. Вот что это такое — преступление. Я воюю четыре месяца. В аэропорту, теперь в Спартаке. Каждое выбитое окно, каждый сожженный дотла дом, каждый погибший человек, каждая семья, которой пришлось бежать в Россию, все разрушения, которые тут произошли — вызваны действиями США. Если бы США не поддерживали нацистов и не подавали знаков поддержки, этой войны бы не было, и никто бы не погиб, не получил увечья и травмы, не было бы уничтоженных домов. Я хочу сказать, что аэропорт целиком уничтожен. Это было прекрасное здание, а теперь это просто куча мусора, которую придётся ровнять с землей, прежде чем начать строить новое.

— Сюда приехало много людей из Европы, из России, но больше никого нет из Америки.

— Я слышал ещё об одном американце, сражающемся здесь, с позывным Хантер. Я с ним не встречался и не знаю, находится ли он всё ещё здесь. Но я... останусь тут до конца.

— И как ты думаешь когда закончится война?

— После победы. Я думаю, что вероятно уже в течение этого года фашистский режим в Киеве падёт, потому что они проигрывают войну здесь на Донбассе, мы побеждаем их, а люди в Киеве не хотят идти в армию, они получают повестки и убегают в Россию. У людей там урезают пенсии, цены на газ, отопление и всё остальное растут.

Я хочу сказать, что с момента майдана на Украине, жизнь только ухудшается, так что этот преступный режим, ухудшающий жизнь, не сможет дальше существовать, а мы не остановимся и не сдадимся, так что им нас не победить. Им нас не победить.

— Когда ты прибыл на Донбасс?

— Я прибыл... я покинул Америку в ноябре 2014 и полетел в Ростов, побыл там несколько дней, съездил в Волгоград — Сталинград, посетил Мамаев курган, чтобы отдать честь героям Сталинграда, захороненным там, потом вернулся в Ростов, поймал автобус в Донецк и прибыл сюда 7 декабря, а неделей позже вступил в батальон «Восток».

— Сколько времени ты находишься на этой позиции?

— Недавно — несколько дней. До этого я был на нескольких различных позициях в аэропорту, включая «Трешку», на которую я попал изначально. 31 декабря был моим первым днём в аэропорту, 1 января — первым днём в бою. На «Трешке» были тяжелые бои. После этого «Мельница» — она была подожжена артиллерией. А теперь у нас перемирие, о котором «укропы» очевидно не знают и продолжают стрелять по нам каждый день — мы им отвечаем. Сейчас мы на Спартаке, к северу от аэропорта. Мы продвигаемся, оттесняя укропов назад, но местечко здесь жаркое — стрельба каждый день.

— Что самое тяжелое на этой позиции?

— Кровати здесь не самые удобные. Но ничего страшного — кровати не очень жесткие, прекрасные товарищи, неплохая еда.

Мы делаем свою работу... Такова жизнь солдата.

— Можно ещё что-то сказать, что хочешь.

— Ну, только то, что сражение на Донбассе — это действительно Армагеддон, решающая битва между добром и злом.

Люди с которыми мы сражаемся, против которых мы сражаемся — они нацисты, они военные преступники, они убивают женщин, детей, пленных, бомбят больницы, школы, жилые дома...

Но нельзя позволить им взять верх. Так что все люди, которые вступают в силы самообороны Донбасса, герои. Я хочу сказать, что некоторые находятся в тылу,

обеспечивают снабжение и тому подобное, но ребята, которые находятся здесь — на фронте, они каждый день рискуют своей жизнью. Это герои, они делают это, потому что это праведное дело. И я горжусь, что я вместе с ними и собираюсь оставаться тут, пока всё не закончится.

— Хорошо. Спасибо Техас.

eot.su