Вы здесь

О разных ценах на человеческую жизнь (Сергей Худиев)

Независимость Шотландии

Жители Британии скорбят о том, что шотландцы уходят вместе с территориями, но не собираются убивать и умирать, чтобы удержать их. Все это было бы очень хорошо, если бы те же британские политики не вели себя прямо противоположным образом в отношении конфликта на Восточной Украине.

Чем ближе становится референдум о независимости Шотландии, тем отчетливее становится перспектива распада Великобритании. Британские власти не скрывают, что огорчены и встревожены такой возможностью. Политики, бизнесмены и деятели культуры умоляют шотландцев остаться. Дэвид Кэмерон, выступая в Эдинбурге в преддверии референдума о независимости Шотландии, призвал шотландцев сохранить «нашу замечательную страну, Соединенное Королевство, которое мы вместе создавали». НАТО и ЕС выражает обеспокоенность, шотландцев пугают экономическим обвалом, утратой связей с Европой, и даже — в связи с утратой членства в НАТО — нападением России, которая только и ждет такой возможности, чтобы поработить гордых горцев. Шотландцам также обещают расширение автономии и всякие экономические льготы — только бы они остались!

В общем, британские, европейские и американские политики делают все, чтобы сохранить Шотландию в составе Великобритании. Кроме одного — прямого насилия. Шотландские сепаратисты ведут свою антибританскую деятельность совершенно открыто и свободно, не опасаясь преследований; свободно собираются митинги сторонников независимости, вывешиваются огромные рекламные щиты — «Добро пожаловать в Шотландию! А ты, Камерон, иди лесом!». Партии сторонников независимости действуют совершенно легально и беспрепятственно; их активистов никто не арестовывает их и не тащит в тюрьмы.

Если референдум примет решение о независимости Шотландии, можно не сомневаться, что его результаты, хотя и с большим огорчением, но примут в Лондоне. Референдум не объявят юридически ничтожным и противоречащим законам Соединенного Королевства. Можно быть уверенным, что Лондон не начнет «Антитеррористическую операцию» против сепаратистов, войска ее величества не отправятся штурмовать укрепления отважных шотландцев, авиация не будет бомбить Глазго, а Эдинбург не подвергнется обстрелу из тяжелой артиллерии.

Спешно набранные добровольческие батальоны британской короны не схлестнутся с шотландскими повстанцами, в Ливерпуле не сожгут несколько десятков человек, выражавших симпатии к сепаратистам, британские богачи не станут наживаться на поставках негодных бронежилетов втридорога.

Великая Британия, некогда величайшая империя в мире, да и сейчас великая держава, с превосходной, вооруженной по последнему слову техники армией, мирно отпустит огромную часть своих территорий — просто потому, что большинство их жителей так решили.

Что же, это прекрасное и удивительное проявление уважения к человеческой жизни и человеческой свободе — люди скорбят о том, что шотландцы уходят вместе с территориями, но не собираются убивать и умирать, чтобы удержать их.

Все это было бы очень хорошо, если бы те же британские политики не вели себя прямо противоположным образом в отношении конфликта на Восточной Украине. Здесь они одобряют как «восхитительно сдержанные» те меры в отношении пытающихся отделиться территорий, которые бы им в страшном сне не приснилось бы принимать по отношению к шотландцам. Сейчас уже за пределами всяких разумных сомнений установлены факты массированных обстрелов жилых кварталов, разрушения школ, больниц, храмов, убийства и нанесения увечий множеству случайных и невинных гражданских лиц в ходе проведения так называемой «АТО». Об этом сообщают как западные СМИ, так и правозащитные организации. Все это происходит с полного благословения, поощрения, поддержки и одобрения западных, в том числе, британских, политиков.

Почему они поддерживают в другой стране то, что они сочли бы немыслимым в своей?

Очевидно, что в их глазах жизнь британца — шотландца или англичанина — стоит гораздо дороже, чем жизнь украинцев на обеих сторонах конфликта.

Это факт, который стоит осознать, перед тем, как искать ему объяснения — в глазах политических лидеров Запада человеческие жизни (а также свободное волеизъявление людей) имеют разную цену.

Если бы они шли по одной цене, мы бы услышали от тех же британцев призыв к тому же, что мы видим у них дома — позволить людям самим решать. Дать возможность жителям Донбасса самим определиться, как они хотят жить. Обеспечить свободное волеизъявление людей — ведь они люди, у них есть право решать, под каким правительством они желают находиться. Принять результаты референдума и ни в коем случае не пытаться подавить людей силой — ведь жизнь жителя Донецка также драгоценна, как и жизнь жителя Эдинбурга, а жизнь львовянина, которого не надо посылать умирать под Донецк, также драгоценна, как жизнь лондонца.

Но очевидно, что цены тут совсем разные, и жители Украины в глазах западных политиков дешевы чрезвычайно. Это же не жители цивилизованных западных стран.

Дело тут не в расизме — как и в Римской Империи с человеком любого этнического происхождения, получившим гражданство, будут обращаться как с гражданином. Дело, скорее, в договоре — жители западных стран договорились обращаться друг с другом как с людьми, жизнь и произволение которых имеет ценность. А с теми, кто вне договора — иракцами там, ливийцами, украинцами и прочими — не договаривались.

Тут не на что особенно и обижаться — клуб заботится об интересах своих членов. А мы в клуб не входим. Надо только отдавать себе отчет в том, что достаточно высокие стандарты ценности человеческой жизни в той же Британии никак не означают, что вовне, за пределами своего мира, британские (и вообще западные) политики будут ценить человеческую жизнь.

Политики не придерживаются какой-то абсолютной этики, которая требовала бы от них одинаково уважительного и бережного отношения ко всем людям вообще. Они придерживаются общественного договора, в который жители развитых стран входят, а остальные — нет. Их даже не в чем упрекнуть — если у каких-то восточноевропейцев возникли необоснованные ожидания, это их проблемы.

Более того, чего бы мы хотели? Западные политики исходят из того, что в не-западном мире они имеют дело с обществами, в которых человеческая жизнь ценится низко. Ну, такая вот политическая культура — политические разногласия решать убийством, и считать это делом славным, похвальным и наполняющим сердце всякого истинного патриота законной гордостью.
Цивилизованные люди смотрят на это дело и говорят — «Ну, убивать-то убивают, а вот жарить и есть — не едят, не подтвердились такие слухи. Прямо не ожидали от них такой цивилизованности! Восхитительная сдержанность! Может быть, они скоро вообще научатся есть вилками!»

Ну а пока цивилизованные люди исходят из своих интересов — и если людям диким благоугодно убивать друг друга, они будут поддерживать ту сторону, которую им выгодно — а на безобразия брезгливо закрывать глаза. Горько, обидно. Но чего бы Вы хотели?

Когда Майдан только начинался, люди хотели в Европу — где высоко ценят человеческую жизнь, свободу и достоинство. При этом, когда перед ними возникло испытание — насколько высоко они ценят жизнь, свободу и достоинство своих сограждан, они его провалили.

В Европе чехи не пытались проводить политику «чехизации» словаков, а когда те захотели уйти, мирно их отпустили. Англичане когда-то давно пытались англифицировать шотландцев, было дело — но в далеком прошлом. Сейчас они готовы дать Шотландии всю автономию, которую она попросит, а если она решит уйти — отпустят.

Чтобы жить в обществе, где ценят человеческую жизнь, надо ее просто ценить — больше, чем единую страну. Чтобы принадлежать к тому развитому миру, к которому принадлежат англичане и шотландцы (а так же чехи и словаки), надо вести себя, как они.

Радонеж