Вы здесь

О мудрости стариков (Сергей Худиев)

Сергей Худиев

На днях в сети появился текст известной поэтессы и литератора Ольги Седаковой «Свет Майдана». Текст посвящен украинским событиям — но с другой стороны, в нем есть что-то вневременное, не привязанное к текущему кризису, что то, что сразу вызывает воспоминания о русской предреволюционной, советской и постсоветской интеллигенции. Строго говоря, не только русской, но и находящейся под ее культурным влиянием на просторах бывшего СССР. Как человек, который учился в советской школе, я прекрасно помню всю эту революционную романтику, восхваление мужества мятежа и отваги революции — конечно, мятежа не против советской власти, это ни-ни, а против проклятого царизма.

Я помню школьные линейки, посвященные памяти героев гражданской войны, помню волнующие рассказы про революционеров-подпольщиков, которых жестоко преследовали царские сатрапы, гноили их по ссылкам — В. И. Ленин вот прятался от сатрапов в разливе — но они все преодолели и принесли народу счастье.

Любовь наших интеллигентов к революциям началась далеко не с Украины; в отношении к майдану мы просто видим те же чувствования и те же эмоции, которые побуждали людей в 1917 году нацеплять красные банты и ликовать по поводу свержения проклятого царизма.

Поэтому текст Ольги Седаковой ценен тем, что ей, как талантливой поэтессе и литератору, удалось выразить определенную систему ценностей и настроений, которая глубоко укоренена в сознании нашей интеллигенции.

Это любовь к мятежу, смуте и революции ради нее самой; не ради того, что революция как-то улучшит жизнь людей, а ради самого процесса, ради упоения бурей истории. Это настроение — «пусть сильнее грянет буря» — прекрасно передает Максим Горький в «Песне о буревестнике», Владимир Маяковский во многих своих стихотворениях. Даже странно, что Ольга Седакова цитирует не их, а англоязычного поэта Томаса Эллиота, который этому настроению не близок и на роль революционного агитатора, горлана-главаря не годится. Она пишет, цитируя Эллиота,

«Не говорите мне
О мудрости стариков — лучше об их дури,
Об их страхе перед страхом и яростью, их страхе обладать,
Принадлежать другому, или другим, или Богу.

Дело не в том, что наши комментаторы — старики, а в том, что единственная мудрость, из которой они исходят, — это мудрость страха. Событие преодоления страха — Майдан — видится глазами людей, не вышедших из состояния страха. Они видят не то, что есть, а то, что может за этим последовать (а хорошего, понятно, не последует)»

Общий замысел поэмы East Coker, откуда взята цитата, отражает религиозные и гуманистические взгляды Томаса Эллиота и призывать его в революционные агитаторы — значит грубо искажать его идеи. Но дело не в этом. Дело в том, что наш интеллигент влюблен в революцию как в божество — и служение ей является абсолютом, который делает все остальные ценности (включая моральные) относительными.

Это приводит к парадоксу, когда люди, много и охотно говорящие об этике, выказывают поразительное отсутствие этических стандартов.

Абсолютное большинство людей исходит — как из самоочевидного — из того представления, что причинять людям смерть или страдания неправильно, и что нравственное поведение предполагает, как минимум, стремление к неумножению людских смертей и страданий.

Высокие идеи не стоят того, чтобы убивать, увечить или обездоливать живых людей. Это можно называть «мудростью стариков», можно — страхом, но это страх сделаться причиной человеческих смертей, горя и страданий. Священное Писание неоднократно пишет о «страхе» и «мудрости» рядом — например, «Начало мудрости — страх Господень; разум верный у всех, исполняющих заповеди Его» (Пс.110:10) Верующий человек опасается греха — «Я был непорочен пред Ним и остерегался, чтобы не согрешить мне» (Пс.17:24). Человек нерелигиозный, но нравственно здоровый, опасается причинить вред другим людям. Никто не похвалит за храбрость лихача, который создает аварийную ситуацию на дороге, и рискует собой и другими. Его скорее упрекнут за пренебрежение к человеческим жизням. Есть страх, который совсем не надо преодолевать.

В тексте выражается крайняя неприязнь к Сталину и связанной с ним системе — но это неприязнь внутрисемейная, как внутрибольшевистским был конфликт между Сталиным и Троцким. Пренебрежение к человеческим жизням, которые можно взять и бросить в топку революции, «преодолев страх» это очень четкий генетический маркер, показывающий, что сталинская шинель вырастает из русской революционной интеллигенции, а русская революционная интеллигенция — из сталинской шинели.

Еще один характерный маркер — это постоянное употребление слова «стыд» и «позор». Дело в том, что в отличие от вины, которая является следствием объективного нарушения объективного нравственного закона, «стыд» и «позор» — эмоции социальные, стыдно всегда перед кем то, перед какой-то референтной группой. Для девушки в Саудовской Аравии — немыслимый стыд появиться на людях с непокрытой головой; это и тяжкий стыд для ее отца или брата. Для большевика-подпольщика — позор уклоняться от участия в экспроприациях. С точки зрения «Света Майдана» — и тех, кто с ней согласен — позор реагировать на смуту и смертоубийство так, как реагируют обычные люди, со скорбью за соседей и сильным нежеланием, чтобы что-то такое случилось у нас. Но стыдно — перед кем? Позорно — в чьих глазах? Кто наделяет себя властью переворачивать с ног на голову все естественные представления о хорошем и плохом? Кто эта референтная группа, перед которой человеку надлежит испытывать стыд и позор? Недавно это была партия Ленина, партия Сталина, славная партия большевиков, и идея, что границы добра и зла может определять некая группа «исторически передовых» личностей, нам хорошо знакома. Классовый характер морали, да.

Конечно, влюбленность в революцию очень быстро сталкивается с тем, что реальная революция (в России, на Украине и где угодно еще) — это очень-очень грязно, морально и физически. Это ложь, ненависть и предательство. Это трупы и увечья. Это негодяи, вынесенные на вершины власти обманутыми массами, которым потом годами придется расплачиваться за свою доверчивость.

Как тут реагировать певцу революции? Точно также, в свое как Максиму Горькому или Владимиру Маяковскому — отрицать или игнорировать все это.

Согласно «Свету Майдана», майдан был «мирный и упорный в своей мирности», хотя его омрачали «выходки маргиналов, на которые у нас обращено основное внимание». Если бы это было написано, когда майдан действительно был мирным — это было бы понятно. Но это написано совсем недавно, после массовых столкновений, коктейлей Молотова, десятков убитых и искалеченных как со стороны мирных протестующих, так и со стороны правоохранителей, после разгрома мирными протестующими офиса «Партии регионов» и убийства — ни за что, ни про что — одного из его сотрудников, после многих других проявлений жестокого насилия, о чем было предостаточно фото- и видеосъемок в интернете, свидетельств участников событий. Масштабного насилия с обеих сторон не думают отрицать и самые горячие сторонники майдана.

Увы, «Свет Майдана» этого просто в упор не видит. Как не видит и другого — «О тех, кто говорит о „еврофашизме“, „бандеровцах“ и т. п., не хочу говорить. Таких, боюсь, подавляющее большинство. Будем считать, что они жертвы официальной „информации“».

Мы живем в эпоху интернета. Я, например, не смотрю телевизор совершенно — и ролик ВВС об украинских крайне правых видел на экране своего монитора. Как и другие ролики — факельные шествия, скандирования «Правый Сектор! Москалей на ножи!», избиения каких-то людей палками. В том же интернете я читал и разъяснения сторонников майдана — которые, увы, не выражали желания решительно отмежеваться. В свете всего этого еще возможна апология текущего положения дел в стиле «фашисты есть, но их немного, на первых же свободных выборах они провалятся» или «фашисты есть, но на майдане они составляют незначительное меньшинство». Я не смотрю телевизор, возможно, там присутствие фашистов всячески преувеличивают, не знаю. Я читаю интернет, смотрю ролики, беседую со сторонникам майдана, которые иногда стыдливо пытаются объяснить, что «москали», которых «на ножи» это «московские империалисты». Ну да. А известный лозунг «бей таких-то» наверное, надо толковать как призыв к борьбе с олигархами.

Глухое отрицание «нет никаких фашистов, все придумала путинская пропаганда», тут, увы, невозможно. Конечно, далеко не все сторонники майдана фашисты, и назвать нынешнее киевское правительство «фашистким» было бы недобросовестным преувеличением. Там есть самые разные люди.

Что не будет преувеличением — так это сказать, что люди, ранее известные как борцы с ксенофобией и национализмом, теперь утратили всякое отвращение к фашистам и готовы разделять с ними общее дело. Люди, которые еще совсем недавно видели невыносимейшую ксенофобию и нестерпимый фашизм в том, что гей-агитаторов не допускают в школьные классы, теперь готовы маршировать в одном ряду с правыми экстремистами. Случись у нас в России шествия с криками «Таких-то на ножи! Слава нации — смерть врагам! Таких-то — на виселицу!» эти же самые люди были бы первыми, кто подняли бы тревогу, выразили бы негодование, потребовали бы от властей пресечь, а от всех честных людей — публично отмежеваться. Если бы в таких шествиях можно было бы обвинить власти. Но когда такие же шествия происходят в соседней стране, и их устраивают революционеры — вся непримиримость к ксенофобии и воинствующему национализму как рукой снимает. Какие фашисты? Нету никаких фашистов! «Свет Майдана — это и свет реабилитированной человечности», да.

Собственно, ничего удивительного в этом нет — для революционного сознания мораль носит чисто прикладной характер. К морали можно взывать — когда это помогает революции, ее можно игнорировать — когда революция этого потребует. Обличать ксенофобию, когда надо делу революции, а когда надо тому же делу — в упор не видеть или даже прямо поддерживать.

Что же, нынешний кризис — это обострение старой революционной болезни, которая уже выкосила в нашей истории миллионы людей. Есть люди, перед которыми я могу испытывать стыд, перед которыми я бы опасался позора — но это совсем не товарищи революционные интеллигенты.

radonezh.ru

Комментарии

О. Седакова:

Свет Майдана — это и свет реабилитированной человечности. Российский интеллектуал живет в атмосфере глобальной иронии, глубокого скептицизма и цинизма. Высокие, «пафосные» формы поведения и выражения заведомо не внушают ему доверия. Огромная площадь, которая с воодушевлением поет вместе национальный гимн, читает «Отче наш» — это не вмещается в представления о том, что «актуально» и «современно».

Вот этот «свет» в иллюстрациях:

Это фото обычно называли «Титушку поймали» (Киев, январь 2014), подробнее об этом здесь. Для тех, кто не в курсе скажу, титушками майданщики обзывали всякого, кто активно не соглашался с ними. Большую часть народа Украины таким образом обозвали этим словом.

Следующее фото — это 1941 год, львовские погромы, которые были организованы немцами совместно с бандеровской «украинской народной милицией». Последние старались особенно...

Меня поражает факт ослепления, когда желаемое выдают за действительное. Но достаточно выключить самомнение и включиться в реал, чтобы затошнило просто от воздуха майдана: спертого, агрессивного, бесчеловечного, тоталитарного. Достаточно присмотреться к «героям», прославляемым майданом, чтобы понять, что света там нет и быть не может.

Точнее всего «свет майдана» отражается в уже известных всем речах священника-униата, которые я даже комментировать не буду. Вот он - пастырь майдана во всей своей «красе» и свете, явно, люциферовом. Видео появилось в сети 6 декабря:

)

 

Перевод на русский сказанного этим «пастырем»:

«В сегодняшний день мы реально способны на революцию. Терпели ли бы вояки УПА сегодня Табачников и Януковичей?! Только атентатом (убийства «ответственных за антиукраинские действия чиновников», практикуемые ОУН, -- ред. «УП») можно вести борьбу!

С врагом не может быть другого разговора, как разговор пуль! С врагом не может быть другого языка, как шум леса -- шум удавок, на которых повиснут коммунисты! Шум, который к каждому нашему сердцу взывает -- возьми в руки оружие и отбрось страх! Не время бояться! Мы 20 лет ждем!

Мы хотим убедиться, что завтра ни китайский негр, ни еврей, ни москаль не придет отбирать мой дом! Только от каждого из нас будет зависеть, насколько наша рука не дрогнет перед врагом, насколько наш глаз будет держать в прицеле сегодняшнюю власть. Так пусть нашу руку утвердит приклад! Слава Украине!».

Стоит посмотреть видео как депутаты Верховной Рады от т.н. оппозиции аплодируют стоя и кричат  «Браво!», когда смотрят эту запись. Вот новостной сюжет, в котором есть видео-доказательство этого:

 

Путчисты единомыслены с этим пастырем майдана, униатским священником - москалей, евреев, негров надо уничтожать как врагов. НЕужели ЭТО - СВЕТ?

Не фейковый народ, используемый  для картинки в телевизоре, а реальный, которого уже тошнит от бандервского смрада. Вот РЕАЛЬНЫЙ народ, который восстал ПРОТИВ МАЙДАНА.

Харьков, 1 марта 2014. Харьковчане поставили майдановцев на колени и требовали просить прощения за бесчинства.

Донецк, 5 марта 2014 года. Майдановцев поставили на колени и отправили домой в автозаках.

Вот это уже народ... Таких роликов сопротивления можно тут навешать сколько угодно.

Майдан заколотили - мерзавцы и преступники, поправшие все законы и свободы, все мыслимые и немыслимые нормы человеческие. Это враги и предатели своей страны и своего народа. От этого позора их не омоет даже кровь - только покаяние, которое им вряд ли по сердцу.

А дальше будет ещё больше и ещё страшнее.  Крови будет всё больше. Как ЭТО можно называть светом?

Все, кто принес войну в нашу страну, заслуживают самых строгих мер наказания за бойню, которую они развязали. И если им удастся уйти от суда земного, то уж небесная власть разберется с ними по заслугам.

Но ведь и каждый содействующий им - соучастник, руки всех, кто прыгал и прыгает до сих пор (!!!!) за майдан, - в крови.

Ещё один, яркий и жесткий, но верный комментарий, написанный прямо под статьей искренне и горячо любимой нами Ольги Александровны (окромя её политических воззрений). Вот его текст:

«Да, Ольга Александровна, убедительно написано и красиво. Действительно, Свет Миру - не Христос, свет миру - Варавва. Именно он однозначно назвал империю злом, именно он выдавил из себя раба... Мы заблуждались, не за Тем пошли... "Свет Вараввы" - назвал бы я статью. Да светит Варавва всем народам и да сгинет соглашатель из Назарета с его старческой моралью, трусливо отдающей кесарево кесарю!»