Вы здесь

Николай Бурляев: «Меня поражает предательское молчание украинской творческой интеллигенции»

Николай Бурляев

Фашизм — это, к сожалению, действительно очень серьезно

В украинском Минкульте не стали опровергать упорно распространяемые в массах слухи о наличии некоего «черного списка» артистов, которые словом или жестом поддержали «аннексию Крыма» Россией и «террористов» на Донбассе.

Список этот оказался совсем и не «некий», а очень даже конкретный, находящийся на согласовании аж в СНБО. И, кажется, мы знаем подобный пример из недавней истории, когда имена деятелей культуры так пристально и буквально рассматривались на столь серьезном «силовом» уровне.

Но не скажем об этом прямо. Зачем расстраивать прекрасную несмотря ни на что актрису Лию Ахеджакову, талантливого несмотря ни на что сатирика Виктора Шендеровича и других их коллег, имеющих здесь, в России, свою позицию и могущих ее доносить до своей аудитории.

Ситуацию с «черным списком» артистов прокомментировал актер и режиссер, президент Фестиваля искусств «Золотой Витязь», народный артист России Николай Бурляев:

Все это похоже на какую-то белую горячку

— Конечно же все это уже похоже на какую-то белую горячку, на какой-то бред. Вот, допустим, в этот самый список вдруг попаду я — и что тогда? Они запретят все фильмы, в которых я снимался? У них поднимется рука на признанного классика кинематографа Андрея Тарковского? Будут уничтожать копии его «Андрея Рублева» и «Иванова детства»?

А ведь в этих фильмах участвовали и великие украинские актеры Дмитрий Милютенко, Николай Гринько и другие. Эти фильмы — это ведь и их, украинцев, наследие, их гордость.

Это же бред, к этому просто невозможно относиться серьезно, хотя и приходится. Потому что фашизм — это, к сожалению, действительно очень серьезно. И нужно бить в набат, нужно принимать какие-то экстренные меры на политическом уровне, поскольку такого рода инициативы очень симптоматичны, они экстренно нуждаются в самой жесткой внешней оценке, какими бы бредовыми и оттого невинными ни казались, на какие бы шутки и анекдоты нас не провоцировали.

Но меня удивляет, даже скажу сильнее — поражает — молчание украинской творческой интеллигенции. Предательское молчание. Ведь они всю дорогу были нашими близкими друзьями. Почему они не поднимут свой голос в защиту культуры? Молчат, к сожалению, в том числе и те актеры и режиссеры, что приезжали неоднократно и на наш кинофорум «Золотой Витязь», который, к слову, теперь будет проходить в Севастополе.

Художник должен выбирать, кому служить — временному режиму иуд, продающих славянский мир или своему народу

Эти деятели получили все звания и регалии от России, здесь остались их поклонники, но они открыто поддерживают то «Правый сектор» (ультраправая украинская организация, запрещена на территории Российской Федерации, — прим. ред.), то Нацгвардию.

Боятся? Очень может быть. Но ведь это никак не может служить оправданием. Тарковский жил при тоталитарном режиме и ничего и никого не боялся. Он делал высокодуховные фильмы опережающие время. Да, он платил за это высокую цену, он был в опале — это правда. Но художник должен выбирать, кому служить — временному режиму иуд, продающих славянский мир или своему народу, культуре своей страны.

Я категорически не согласен с этим фарисейским мнением, что, дескать, деятелям культуры нужно заниматься своими театрами, фильмами, книгами, музыкой и «не высовываться», «не лезть в политику».

Когда в 1831-м году французский парламент потребовал введения санкций против России, которая подавила восстание масонов в Польше, Александр Сергеевич Пушкин ответил им в стихотворении «Клеветникам России». Это была его гражданская позиция, на которую он, с точки зрения нынешних либералов, видимо, не имел права? Равно как и Лермонтов или Некрасов?

Художник обязан реагировать на несправедливость, какой бы опалой ему это ни грозило.

По материалам km.ru