Вы здесь

Коллеги и друзья вспоминают оператора Анатолия Кляна, погибшего под обстрелом в Новороссии

Анатолий Клян

Погиб, снимая репортаж. По автобусу, в котором находились журналисты, открыли огонь и ранение в живот оказалось смертельным. Мы выражаем глубочайшие соболезнования семье Анатолия Кляна. Для Первого канала это огромная потеря.

Анатолия Сергеевича любили все — за профессионализм, внимательность, работоспособность. Ему было 68 лет. 40 из них он посвятил телевидению. За его плечами — сотни командировок, в том числе в горячие точки — Югославия, Ирак, Сирия. И вот теперь — Украина, юго-восток. Туда Анатолий Клян уехал еще в мае, а завтра должен был вернуться.

Анатолий Клян в последние минуты жизни думал не о себе. Человек, посвятивший себя телевидению, был оператором, для которого работа — это всё. Настоящий профессионал, который даже в случае опасности заботится о своей камере. Ведь без нее съемочная группа слепнет. Вот и в этот раз, когда корреспондент увидел в небе сигнальную ракету и сказал «Снимай!», Анатолий не задумываясь, нажал на кнопку записи. Позже, теряя сознание, Анатолий спросит лишь об одном.

«Стали ловить машину, чтобы отвезти его в больницу ближайшую. Толю перекладывали, из автобуса начали выносить, он обернулся и сказал: „Камера, камера...“ В автобусе камера у него осталась. Это были его последние слова», — рассказал корреспондент Первого канала Евгений Лямин.

Анатолий Клян вместе с корреспондентом и звукооператором поехал на съемки поздно вечером в украинскую воинскую часть. Поездку организовали ополченцы. Как заявили в пресс-службе Донецкой народной республики, матери солдат планировали встретиться с сыновьями и забрать их домой. Мы уже несколько раз снимали такие истории. Каждый раз события разворачивались по-разному. Иногда после переговоров сыновей отпускали. Иногда нет. Случалось, украинские военные открывали огонь, в такой ситуации — чаще в воздух. В автобусе наши коллеги ехали вместе с матерями. В этот раз переговоры не состоялись. Более того, когда машина подъехала к воинской части, началась стрельба.

Разговор с одной из матерей — последнее интервью, которое записал Анатолий. На кадрах, сделанных другим оператором, человек с камерой — Толя Клян, в тот момент, когда он снимает это интервью. Видно, в каких условиях работали наши коллеги. Журналистам казалось, что им удалось покинуть опасный район. Они отъехали метров на 500. Машина остановилась. Люди вышли на улицу перевести дух, кто-то закурил. В этот момент небо осветила сигнальная ракета. И сразу по автобусу открыли прицельный огонь из автоматов. Все забежали в салон и повалились на пол. Но Анатолий Клян не прекратил съемку. Его камера запечатлела трагический момент: когда оператора ранило, он продолжал снимать.

Водителя ранило в голову. Но он все равно смог вести машину, одной рукой держась за руль, а второй пытаясь остановить кровь из раны. Лишь бы поскорее уехать из-под обстрела. И только через несколько минут Анатолий признался, что тоже ранен. Пуля попала в живот. Анатолий держался до последнего и хотел сам закончить съемку. Когда оператор понял, что сделать это уже не сможет, он сказал об этом корреспонденту и передал ему камеру.

На снятые тогда кадры тяжело смотреть. На них видно как силы покидают Анатолия. Он еще в сознании, но с каждой минутой ему становится все хуже. Коллеги стараются поддержать оператора. Журналист РЕН-ТВ Виталий Ханин держит Анатолия за руку и постоянно говорит с ним.

«Толя сказал: „Меня ранило“. Сказал несколько раз. Дальше я держал его. Я не знал, что делать, не представлял, куда попало... Он только сказал: „Мне тяжело дышать“. Я не знал, куда попало, и как попало», — рассказал корреспондент РЕН-ТВ Виталий Ханин.

Журналисты остановили попутку, помогли Анатолию сесть в нее и довезли до ближайшего медпункта. Там была машина Скорой помощи. Врачи пытались спасти нашего оператора, но ранение оказалось смертельным.

Анатолию Кляну было 68 лет. Из них больше 40 он проработал на Первом канале, в новостях. Один из самых опытных и профессиональных операторов, Анатолий Клян объездил весь мир, за его плечами десятки командировок в горячие точки: в Югославию, Ирак, Сирию. Но даже пройдя сквозь огонь и воду, он оставался простым, отзывчивым и добродушным человеком.

«Есть люди профессионалы, есть хорошие комфортные люди — он сочетал в себе и то и другое. Он всегда смеялся, всегда улыбался. Я не помню ни одной съёмки, когда он был бы в плохом настроении, когда он на кого-то сорвался», — рассказывает корреспондент Первого канала Александр Евстигнеев.

«Он был не только коллегой, он был всем другом, настоящим другом, у которого можно было найти поддержку в трудные минуты, с которым можно было посоветоваться, обсудить жизненные ситуации. Нам, конечно, его будет очень сильно не хватать», — говорит корреспондент Первого канала Олег Шишкин.

Его любимая поговорка: «Оператор — не оратор»: работал он всегда молча и сосредоточено. И лишь отложив камеру, мог поддержать любую беседу. Когда украинские власти запретили въезд в страну мужчинам из России до 60 лет, Анатолий говорил что теперь у него есть преимущество перед более молодыми операторами. Впрочем, возраст никогда не был помехой в работе. В этом он всегда мог дать фору младшим коллегам. Толя был представителем, пожалуй, самой беспристрастной профессии. Глазами оператора зрители и видят окружающий мир, недоступный им самим.

Вспоминать Анатолия Кляна сейчас приходится в основном по фотографиям, сделанным его друзьями и коллегами, и по видеокадрам, которые снял сам оператор...

1tv.ru