Вы здесь

Генерал Н.С. Леонов: «Разобщение украинского и русского народов — пожар вселенского масштаба»

Генерал Николай Сергеевич Леонов

Главный редактор Радио «Радонеж» Николай Бульчук беседует с генералом Николаем Сергеевичем Леоновым

Н.Б.: Николай Сергеевич, почему Россия сегодня, оказавшись в такой международной изоляции, гордится даже отчасти тем, что с нами происходит?

Н. Леонов: Дело в том, что то, что происходит сейчас, с точки зрения защиты наших патриотических и духовных интересов и идеалов, для меня было вообще нормой жизни в течение всего времени, которое мне Господь отвел побывать на земле.

Для меня, например, события 1991 года и все 25 лет, которые последовали за этими событиями, были «не моими годами»: это были годы разрушения исторической России, это были годы разрушения всех наших морально-нравственных устоев, критериев, по которым мы жили и воспитывали детей.

И поэтому когда, например, выступал В. В. Путин 18 марта перед колоссальным собранием государственных мужей (представители Думы были, Совета Федерации, губернаторы, члены Правительства) — речь шла о воссоединении Крыма с Россией, то я сказал, что Президент сегодня «говорит не тем голосом, которым он говорил раньше». Для меня было совершенно праздничным слышать ту тональность нашего Президента, которую он тогда выдал!

Были и предтечи, например, Мюнхенская речь Президента, в которой он тоже на многое указал с точки зрения наших, русских интересов. Но то была первая ласточка: она ограничивалась только словами, а вот после Мюнхенской речи (это 2007 год был) последовали некоторые конкретные шаги. Например, был эпизод уже с Абхазией, с Осетией, когда Россия вступилась за своих ближних соседей (к тому же осетины — православные христиане, наши люди), а уж когда, конечно, последовали события на Украине, то тут уж развернулась полномасштабная конфронтация с Западом. И мы заговорили тем языком, который уже 25лет нам был практически незнаком, мы его утратили!

Поэтому, конечно, то, что произошло с Россией — это крупнейший разворот, разворот на 180 градусов от той линии, по которой Россия шла, начиная с 1991 года (да и последние годы Горбачева тоже равнялись по этой линии). И доминантой этого курса было, как говорят, «слияние со всем мировым сообществом»:  желание стать членом этого сообщества.

И мы тут не жалели ничего — и наша журналистика, и политические наши деятели не жалели слов, чтобы восхвалять, как нам хорошо будет в этом мировом сообществе! Россия вступила во все мировые организации: надо было вступить в Международный валютный фонд — мы там! Надо во Всемирную торговую организацию — мы туда уже стучимся упорно! Надо в Совет Европы — мы туда! Создали уже «Совет НАТО — Россия»…  «Группа 7» — мы туда… Организовалась «Группа 8» — мы уж от радости не знали, куда деваться! Прямо-таки дыхание у нас сперло!.. Но как только были затронуты коренные интересы России и русских людей, которые в огромном количестве остались за рубежом нашей теперешней Родины (а это 25 миллионов православных русских!), то, конечно, язык сразу и на Западе изменился, да и мы развернулись на те самые 180 градусов, которые привели к нынешнему положению.

Мы вспоминаем эти «развороты»… Помните знаменитый разворот самолета Примакова, который летел на встречу с американскими государственными деятелями, а узнав о том, что уже начали бомбить Белград и разносить всю Югославию, развернул самолет в обратную сторону. И мы гордились этим! Нам казалось, что уже тогда мы «дали сигнал» о том, что у нас еще есть порох в пороховницах!..

— А марш наших десантников в Приштине?..

— То же самое, то же самое! Марш наших десантников в Приштине, конечно, сильно, «ударил по эмоциям». Но еще раз повторяю: это не более, чем эмоции были! Мы вроде бы воспрянули — и тут же опять покатились вниз. И те же самые наши десантники в Приштине досиделись чуть ли не до того, что пришлось им даже воду просить у НАТОвских миротворцев (тех же американцев), потому что мы оказались там одни.

— Но все-таки эти события были прологом к трагедии на Украине, которая унесла жизни многих мирных людей (да и продолжает уносить!) Может быть, все-таки наши политические просчеты тоже сказались здесь: не могли же мы не предполагать, чем закончатся события февраля 2014 года?

— Конечно, если мы сейчас так примитивно (наша человеческая память, к сожалению, бывает очень короткой) будем измерять украинские события только периодом, скажем, с февраля-марта 2014 года (то есть, когда практически произошло крушение правительства Януковича, говоря проще, бегство его, «Майдан и дальше»). А давайте вспомним: а что было раньше? Как мы выстраивали отношения с Украиной в предыдущие-то 20 с лишним лет?

Вот тут-то мы должны на себя и посмотреть: видимо, наша политика была не только, так сказать, недальнозоркой, но в чем-то и уязвимой, критически опасной!

Когда спрашиваешь нормального гражданина России: как вы оцениваете работу наших послов в Киеве (я имею в виду Черномырдина, Зурабова теперешнего)? Где были эти глаза, уши и, главное, рычаг влияния нашей русской дипломатии, вообще всей нашей структуры государственной — на ситуацию в Украине? Ведь мы каждый год «собачились» (простите за грубое слово) с Украиной по поводу цен на газ! Это повторялось регулярно… У нас что, не хватало ума, не хватало других рычагов, чтобы раз и навсегда решить вопрос о торговле газом на каких-то условиях, приемлемых для мировой торговли, чтобы это не был вопрос каждодневной брани между двумя братскими православными народами?! Для нас это была торговля базарная: она начиналась под новый год и продолжалась где-то за Рождество и дальше…

— И всегда Россия была в проигрыше?

— И при всем этом Россия оставалась в проигрыше — на долги и на воровство все списывали… Чего-то не хватило России! Мы все-таки хозяева товара, мы — великая держава, да и прямо скажем: все украинские президенты (такие, например, как Кучма) перед выборами президентскими всегда играли на про-русских настроениях. И всегда они обещали украинскому электорату массу плюсов от поддержания хороших отношений с Россией. Ведь наш бизнес там себя довольно вольготно чувствовал: «Лукойл» контролировал почти все частные бензоколонки, наши люди имели возможность контролировать индустрию удобрений. Хотели даже забрать большую часть контроля над металлургической промышленностью, — завязанность всего оборонного комплекса Украины на нас была весьма велика…

Но я всегда говорил, что у нас часто Правительство (имеется в виду государство Российское и российский бизнес) действуют вразнос: бизнес интересует только доход и больше ничего, как будто выхолостили из него всякую патриотическую и государственную составляющую. И вот это, конечно, приводило к тому, что бизнес делает одно, государство — другое, а вот единого управленческого рычага вовзаимодействии с Украиной — не было!

Разумеется, в таких вопросах, как отношения двух народов, двух Государств — правительство и государство играют ведущую роль. И когда нужно, государство, в конце концов, может повлиять и на бизнес. Посмотрите, как это у американцев работает: стоит Президенту США сказать: «мы бойкотируем что-то» и тут же весь бизнес, как послушная свора дрессированных цирковых собачек, делает то, что скажет Белый дом! Почему Правительство России так не управляется со своим бизнесом, который оно же создало? Наше государство создало наш бизнес: он же не родился сам по себе!

Мы часто говорим: «Ну, эта приватизация…» Да, тогда росчерком пера Чубайса создавались и владельцы нефтяных, и газовых монополий, и вся городская недвижимость, — все, что угодно! Наше государство создало наш бизнес, а вот управлять этим бизнесом, оказалось, оно не умеет! И поэтому на Украине сложилась такая вот, как я назову, «разноголосица»: одни думали только о деньгах, а другие думали о том, как укрепить политическую составляющую. А в результате проиграли и те, и другие.

— Но это что касается экономических связей, а в национальной политике просчеты ведь еще более серьезные…

— Разумеется, просто я не могу всего объять в коротком разговоре: нельзя объять необъятное. Мы говорим о том, что мы сами виноваты в том, что в течение этих двадцати лет не занимали, я бы сказал, стратегически выверенную последовательную позицию по укреплению нашего российского, русского влияния на Украине. Вот в этом мы виноваты!

И поэтому там постепенно стали появляться ростки, зерна которых посеяны были  Западом. Сначала появился первый сигнал об опасности: Ющенко. 2004 год был сигналом о том, что наша политика влияния трещит по всем швам на Украине, что надо принимать какие-то существенные, кардинальные меры. Они ведь уже тогда с Януковичем на выборах соревновались! Прекрасно помните, наверное, какие были трудности и сложности, и мы уже тогда потерпели серьезное поражение, когда к власти пришли Ющенко с братией. А для Запада это было первой победой.

Дальше, казалось бы, надо начинать работу по восстановлению… И мы начинаем подбирать кандидата, и выбираем Януковича — фигуру явно неподходящую. Ну, по всем позициям: и личным, и деловым, и историческим, и каким угодно (ведь он был замешан даже и в уголовных делах). И тем не менее, Россия сделала ставку на этого человека. И в результате такой кандидат, конечно, оказался негодным, вина за это лежит только на российском руководстве и, конечно, на одном из наших послов. А если там были и наши спецслужбы, то вина лежит и на них — подбирать все-таки надо надежного человека! А тут подобрали человека, обвиненного во всех грехах (и, как говорят, не без оснований).

И Россия была вынуждена принять его сейчас даже на своей территории, хотя для нас его пребывание сегодня здесь — это дополнительный «плохой камень» в отношениях между нашими народами и государствами!

— Недавно видел краткое интервью Виктора Януковича, который чуть ли не со слезами говорит о том, что не может видеть того, что происходит сегодня на Украине, что сердце его разрывается, что он обязательно вернется! Как вы расцениваете такие заявления?..

— Ну, я стараюсь всегда стоять на почве трезвомыслящего человека: думаю, что никаких шансов сейчас вернуться на Украину у Януковича нет! А вот то, что он оказался слабым политиком, способным даже на то, чтобы бросить пост Президента и бежать, — это уже для меня звучит, как смертный приговор любому политику.

— С другой стороны, так свежа память, например, о румынском Президенте Чаушеску: неужели нужно было обязательно оставаться?..

— Не обязательно ждать момента, когда твою машину остановят, а тебя расстреляют! Я в жизни очень близко дружил и был переводчиком Че Гевары. И однажды у меня был с ним разговор как раз на эту тему: может ли Президент, который избран народом, отказаться от своего поста добровольно (ну, как в случае с Януковичем)? И Че Гевара тогда мне ответил: «Ни в коем случае! Любой Президент, который избран народом, не должен обманывать доверие тех избирателей, которые дали ему мандат  и умереть, если надо, на баррикаде, защищая его!

Если бы Янукович действовал по этому рецепту, я думаю, ситуация на Украине была бы иной! Он — законно избранный Президент! Когда бежит такой человек, то само бегство создает впечатление того, что он в чем-то виноват, он чего-то боится! А если бы человек погиб, защищая свою программу (ну, как Альенде, скажем, в Чили), так он остается героем в истории страны, в сознании людей и последующих поколений! А, главное, живет его программа, его платформа. А вот такое поведение, как у Януковича — это позор для той программы, для той платформы, на которой он стоял.

— Боливар, Че Гевара, Альенде — это все харизматичные, выдающиеся люди…Отстаивая до смерти свои взгляды, свою платформу, они искренне верили, что их избрал народ законными демократическими процедурами. Сегодня же мало кто верит в прозрачность, честность и легитимность демократических выборов.

— Мы говорим, по крайней мере, об устоявшейся в сознании людей концепции понимания выборов. Я согласен с вами (да и не только с вами — Черчилль когда-то говорил: «демократия — не самая лучшая форма правления, но все остальные — хуже»). Многие наши соотечественники всегда мечтали о восстановлении монархии, но мы понимаем, что если монарх считает себя Божиим Помазанником и действует абсолютно строго в нормах той морали, нравственности и ответственности перед своим народом и перед Господом Богом, то, конечно, такой монарх — это лучший вариант. Потому что, действительно, выборы — это отнюдь не сахарная процедура. Например, сколько мы, русские люди, мучаемся с губернаторами: выбирать их или назначать? То выбирали, то назначали, потом опять выбирали… И в результате, мы до сих пор не знаем… Назначенный, скажем, губернатор Сахалина оказывается жутким совершенно вором, который по масштабам своей алчности превосходит нормы здравого смысла!

Не сахаром были так же губернаторы, которые были избраны народом. И когда были эти выборы, когда были 12 разных кандидатов на пост губернатора, — поливали друг друга грязью, убивали кого-то, подкупали прессу, — я тоже от такой «демократии» был в ужасе! Более того, публично говорю: лучше пусть уж назначает Президент, я хоть буду знать, перед кем ответственен губернатор! Если вор — то пусть Президент делает вывод о том, кто ему порекомендовал эту кандидатуру. А выборы — это абсолютный аноним, и мы уже словосочетание «всенародно избранный» (применяемое часто к Ельцину) понимаем как издевательство над этим самым «всенародно избранным». Поэтому тут, конечно, мы не можем говорить, что лучше — то или другое. Мы ищем компромисс.

— Но все-таки вернемся к Украине. Я совсем не смотрю телевизор, редко обращаю внимание на Интернет, но из того, что достигает мое сознание, не возможно создать целостную картину.

— Прошла уже первая годовщина наших полу-военных отношений с Украиной, но у меня наши СМИ вызывают только горечь и непонимание, потому что лжи и пустоты в  информационной подаче материалов так много, что, откровенно говоря, мне лично даже не хочется встревать, чтобы не подливать еще «лишнюю канистру бензина» во вражду между нашими народами. Ведь когда-то еще Сталин сказал, что «гитлеры приходят и уходят, а народ германский остается!»

То есть, даже в самое тяжелое для нас время, когда мы вели Отечественную войну, он не призывал к уничтожению народа и немецкого государства. И поэтому Путин прав был, когда сказал, что самым тяжелым последствием событий этого года является разобщение наших народов!

Разобщение украинского и русского народов — это пожар уже «вселенского» масштаба, и мне бы не хотелось подливать туда «бензина» , на что очень горазды бывают некоторые журналисты.

Вина лежит на политиках, с них будет и спрос: исторический или Божий суд, все, что угодно. Но не с народа будет спрос! Народ (любой народ) становится всегда жертвой политиков, жертвой пропаганды, которую ведут политики. А политики могут так натравить народы друг на друга, что, как говорится, малым не покажется.

Взять хотя бы немцев: германский народ — носитель философской, экономической культуры, продвинутый во всех отношениях, — оказался абсолютно порабощенным геббельсовской пропагандой. Народ, который даже сейчас играет огромную воссоединительную роль в Европе, оказался способным на такие поступки, как, например, создание десятков и сотен лагерей по уничтожению людей! Этот режим оказался способен выдвигать «расовые теории», по которым, совершенно очевидно, вместо того, чтобы говорить о том, что человек создан по образу и подобию Божию, наоборот, делили на расы, на категории, согласно которым, одних — сразу во рвы, других — в печи крематория… И для нас была хорошенькая судьба ведь уготована! И такой великий народ стал жертвой Гитлера!

Надо же было понести такую тяжелую национальную катастрофу, разгром, чтобы этот народ, как говорится, «очухался»! И только сейчас они начинают осознавать, что же это было…

Это те дети, которые были в эпоху Гитлера, сейчас выступают по телевизору (я много видел передач, «Дети войны» они называют) и говорят: «Мы не понимаем, как мы тогда стали абсолютно послушными манекенами гитлеровской пропаганды! Когда мы делали все, что угодно!» Это немецкий народ, который кается, многим возместил убытки за те жертвы, которые понесли другие народы, — но это же было!

Пропаганда стала страшным оружием! Бессилен сегодня человек сопротивляться пропаганде. Бессилен! Американцы в свое время китайцев рисовали карикатурно так же, как и нас. Если нас представляли медведем с серпом и молотом на пузе, то китайцев —и как макаку, и по-другому, все равно злодейски. Но как только в 1972 году Киссинджер впервые съездил в Китай, используя тогдашние разногласия между Москвой и Пекином — мгновенно, как бы по мановению дирижерской палочки, прекратилась всякая китайская пропаганда! И все! И с тех пор вы уже не увидите ни одной карикатуры на китайца! А нас по-прежнему рисуют в виде вот этого когтистого медведя, только серп и молот сняли с пуза… Повесят другую какую-то эмблемку, им все равно…

И люди верят в то, что долбит им эта пропаганда: любые опросы дают мгновенные результаты… А сколько у нас манипуляторов этим общественным сознанием, этой «системы рейтингов»! Люди давным-давно поняли внушаемость человеческой психики.

Например, сейчас начинают понижать финансовые рейтинги России: и люди верят, что мы уже сейчас с вами и разоряемся, и голодаем, и все подобное… Так создается облик страны! И вот все это — тоже внушение.

Таким образом, СМИ перестали выполнять роль средств информации, а взяли на себя роль средств дезинформации, если это подходит интересам  господствующих классов. Надо что-то Белому дома — дается команда, и начинается «промывка мозгов» в этом направлении!

— Может быть, мы вообще вынуждены пересмотреть роль России в мировом сообществе?

— Если по большому счету смотреть, то  для России те периоды, которые мне лично известны, как «советское время» и «демократическое время» были временем жизни под давлением экономических факторов изоляционного характера. Вы забыли, наверное, что в советское время был так называемый «железный занавес», был специальный список товаров («КОКОМ», страничек 40 плотного машинописного текста товаров), которые нельзя было продавать Советскому Союзу странам НАТО или близким к ним. Санкции никто никогда не отменял! Они всегда вынуждали Россию искать свои собственные пути выхода. Когда-то, еще давно, на заре коммунистической эпохи, состоялся XIV съезд партии. Это было в 1925 году. Решался вопрос: будет ли тогдашний  Советский Союз частью мирового сообщества, или же это будет государство, которое будет опираться на свои силы и на свой рынок? И тогда съезд принял решение: будем строить (я использую терминологию того времени) социализм в одной, отдельно взятой стране. Мы будем строить государство-автаркию: обеспеченное своими ресурсами, демографическими и природными, своим рынком. И нам не надо зависеть от других стран ни в каком отношении!

Так это все и развивалось все время: вы что думаете, нам американцы давали когда-нибудь какую-то новейшую технологию? Ничего подобного!

Я разведчик, я занимался этими вещами в течение почти 35 лет: мы доставали нелегальными средствами многие достижения науки и техники, которые были на Западе. Научно-техническая разведка наша всюду была, мы и по атомной энергии все доставали, и по крекингу в нефтепереработке, мы отлично работали с компьютерной техникой, и всегда получали высокие оценки со стороны Правительства! Мы не позволяли противнику уйти уж куда-то далеко!

Пусть незаконными средствами! Хотели бы торговать с нами — мы бы с радостью заплатили и никаких проблем! Нет! Нас держали в этом самом изоляционном мешке, но мы его пробивали теми средствами, какие были нам доступны! А они были нам доступны…

Стоять на своем всегда можно и нужно. Возьмите пример той же Кубы: 50 с лишним лет блокады! Уж каких только мучений не пережил народ этой маленькой страны. И чем все это кончилось? Американцы признали бессмысленным все эти санкции, сломались, пошли на установление дипломатических отношений…

Конечно, там еще 50 лет будут разбирать эти завалы, которые США нагромоздили вокруг Кубы, но этот маленький героический народ показал, что это — можно сделать, можно отстоять! Да, тяжело, но можно!

Еще когда-то давно в Европе начала XIX века кто-то сказал, что «дерево свободы растет только тогда, когда патриоты имеют мужество время от времени поливать его своей кровью». Вы готовы на жертвы? Да? — Будете свободными! Не хотите ничем жертвовать? Будете рабами! Будете «детьми пепси-колы» и т.д. Это — ваш выбор…

Но то, что произошло с Россией, то, что она вела одну линию 25 лет, а теперь вынуждена вернуться на другую линию, которая, конечно, гарантирует суверенитет, самостоятельность, свободу и независимость и т.д. Но за это придется платить — и очень немалую, надо сказать, плату!

— И не дай Бог, если этой платой будет настоящая война. Реально ли столкновение сегодня — в XXI веке, пусть даже на территории Украины?

— Региональные войны были, есть и будут: от этого мы никуда не уйдем, они — постоянные спутники человечества. И на Украине могут быть эти «потасовки», когда мы будем говорить, что это «наши добровольцы» и т.д. Вчера я читал, что американцы утверждают: 12 тысяч российских военнослужащих находятся сегодня в Донецке. Столько их или нет, мы не знаем, но наверное, есть. Потому что любой человек мне скажет, что две области — Луганская и Донецкая — да и не полные, к тому же, а обрезанные  противостоять всей Украине не смогут никогда! 3-4 миллиона населения с одной стороны — и 50 миллионов с другой! Можно, конечно, что угодно говорить, но все-таки надо говорить, понимая, что вас слушают не дети первого класса!

— В конце концов, у России есть национальные интересы!

— Разумеется, об этом даже говорить не надо, об этом и Президент открыто заявляет! Поэтому региональные войны будут! Что же касается глобальной, мировой войны…

Те, кто о ней говорят, я думаю, сами особенно в это не верят, либо они сами мало информированы о последствиях такой войны.

Мое твердое мнение такое: глобальной ракетно-ядерной войны не будет. Потому что с тех пор, как изобрели это страшное оружие и после тех результатов, о которых свидетельствуют Хиросима и Нагасаки, человечество поняло, что это — оружие устрашения, а не оружие использования. Потому что победить сейчас в такой войне невозможно! И добиться политических целей с помощью ядерного оружия невозможно абсолютно!

У многих сейчас есть это ядерное орудие: у Пакистана, у Индии, у Китая, оно плодится так, что завтра его будет иметь, кто угодно. Это уже, как говорят, не вопрос науки, а вопрос только ресурсов и техники, все! Но никто применять его, конечно, не собирается.

Израиль тоже обладает таким оружием, мы знаем, где они проводили его испытание, но ни они сами, ни против них никто и не собирается его использовать!

Даже угрожать и бряцать ядерным оружием никто не будет!

Это мы, пока у нас не было ядерного орудия, огрызались под шантажом США: «Долбанем Америку!» Но как только у нас оно появилось, все эти слова из словаря мы убрали.

Итак, региональные войны будут, они будут разнообразными по форме, они никогда и не прекращались.

Сначала это была Корея, потом Вьетнам, потом — другие места… Это постоянная проба мускулов и постоянное решение политических интересов.

-  Как будет вести себя Европа, учитывая влияние Америки?

— Европа, конечно, сейчас консолидруется, процесс этот идет давно. Когда было введено «евро» — это был первый серьезный сигнал, что Европа отправляется в самостоятельное плавание. Сейчас уже стоит вопрос о создании собственной армии, вооруженных сил Евросоюза.  Уж как они это будут тактически представлять, трудно прогнозировать. Но то, что Европа тяготеет к этому, безусловно. Вы думаете, им приятно, что оккупационная армия США до сих пор расположена в той же Германии, в той же Испании, в Италии? Особой сладости от присутствия американских войск в Европе нет. Была масса всяких и криминальных ситуаций, и политических сложностей. Войска на суверенной территории — это всегда элемент раздражения. Кроме, конечно, бывших наших прибалтийских «друзей», которые спят и видят, когда к ним придут американцы. Вроде бы тут они почувствуют себя защищенными. Ну, только такие «шавки», для которых свой собственный суверенитет является пустым звуком, могут приветствовать американские войска, как навязчивую идею, а другие — нет. И Европа постепенно от чужих вооруженных сил освобождается…

Что же касается госпожи Меркель, то она ведет себя практически, как некогда Гитлер: только Гитлер соединял Европу с помощью танков и авиации, а Меркель делает то же самое, только средствами экономики, финансов, договорных банковских и других инструментов, паутина которых связывает Европу. И вырваться из этого довольно трудно: но она дисциплинирует, заставляет их подчиняться этому «новому порядку». Пытались что-то возразить Португалия, Испания: «Выйдем из Евросоюза!» Но никто не вышел! Греки даже довели до того, что левых пустили к власти, даже наши журналисты «подпевали»: «Сейчас Греция выйдет из Еврозоны, начнется ее распад!» Но ничего подобного! Греки подумали-подумали, и решили: «Не выйдем! Мы тоже договоримся о формах сосуществования!» То есть, они хотят выговорить себе какие-то там облечения, льготы и т.д. На мой взгляд, не выйдут они! Все пока лезут в Евросоюз, а выйти оттуда никто не хочет… Я, по крайней мере, этого не вижу, и хотел бы, чтобы кто-то из мох оппонентов-журналистов доказал бы мне, что рассыпается Евросоюз. Ничего подобного!

— А Америка? Рассыпается или нет? Так давно многие прочили ей распад: вроде бы вскоре должна была рассыпаться эта «финансовая пирамида» знаменитая, «ничем не обеспеченные доллары?

— Но ведь всегда есть разница между позицией реальной (нормального здравомыслия), а есть такое журналистское желание потрафить себе, своим каким-то интересам. Я, например, считаю, что в обозримом будущем (на мою и на вашу жизнь) Соединенные Штаты не разрушатся.

Есть у нас экономист Михаил Хазин: он без конца носится с мыслью о начале скором «мирового кризиса», книжки пишет на эту тему: «Конец доллару!», «Конец Pax Americana!» А я вспоминаю академика Варгу (был в советское время такой венгерский еврей), который всю свою жизнь (умер он в 85 лет, в 1962 году) предрекал «экономический кризис на Западе» и «немедленное крушение США», и часть партократов верила в то, что это возможно.

Но я работал в разведке, мне до партократов дела не было, мне нужно было давать нормальную, здравомыслящую оценку… И, конечно, Варга так и помер, недождавшись кризиса, Америка так и не рассыпалась. Так что США еще долго не рассыпятся…

— Но журналистам, видимо, легче жить с такими мыслями?

— Во-первых, легче жить, а потом все-таки это — форма заработка приличная. Вы себя позиционируете, носитесь с каким-то «яйцом», «кудахчете»… Так вот, у нас сколько ребят, так называемых «футбольных комментаторов»: сколько наговорят про наших «талантливых ребят», а футбол-то наш «в пролете»!

Поэтому надо просто жить, опираясь на твердую землю, рассуждать трезво, по-человечески: пока признаков распада США —нет.

Конечно, у них масса всяких противоречий, расовые проблемы нарастают, с неграми у них дело будет постепенно накаляться. Потому что негритянское население растет, мы у себя жалуемся на мигрантов, а у них демография работает так (негры быстрее размножаются, «латинос» у них очень много), а англо-саксонское ядро американской нации — съеживается относительно мигрантов и, конечно, появляются элементы те самые, которые уже в Европе дают о себе знать. Эти столкновения на расовой основе: в Норвегии, например, известный Брейвик, который перестрелял множество народу, протестуя против так называемого «мультикультуризма», памятны и французские события, завязанные на мусульманах, и т.д. То есть: эти проблемы есть и там, но там они пока еще микшируются теми законами, которые действуют в США.

Что же касается прогноза прямых кризисов, то сейчас роль государства в США повышается. Поэтому при нарастании каких-то очень опасных явлений, они еще в состоянии принять меры, которые будут корректировать ситуацию.

Поэтому я не стал бы попусту «трепать язык» и говорить вроде Варги или Хазина. Жизнь моя прошла, мне далеко за 80, так что ждать разрушения США, я думаю, не стоит…

— Остается немного до значимой даты — 70-летия со дня Великой Победы. Встречаются сегодня, например, и такие мнения: «Почему именно эта Победа? Неужели у нас не было других в истории России? Так почему именно эта отмечается так широко и ярко? И 1812 год, и победа над шведами, и Куликовская битва, да мало ли их было… Но все-таки, выделяется  70 лет со дня великой Победы… И здесь обостренно возникает дискуссия вокруг фигуры Главнокомандующего этой Победы, Сталина.

Николай Сергеевич, мне кажется, что мы как народ и государство, признавшее роль религии, роль Православной Церкви, могли бы, не то что прекратить «охоту на ведьм», но «поставить крест» на всей этой истории — с лагерями, со Сталиным, с жертвами… что мы должны сделать, чтобы остановить эту нашу междоусобную брань?!

— Вы затронули тему, которая давно засела и у мен в голове, и вы, конечно, правы! Только я сформулирую свою позицию более решительно: давно пора прекратить ворошить нашу историю с целью разрывать наше единство! Давно пора прекратить счеты меду белыми и красными (в этом случае говорят: «дураки были оба»!) Одни — которые создали «аварийную обстановку», не приняв мер по реформированию страны, а другие — которые подняли оружие и развязали гражданскую войну.

Для этого случая у поляков есть лучшее правило: «поляк с поляком воевать не будет». И нам надо навсегда для себя уяснить: «русский с русским воевать никогда не должен»! И всю эту старую вражду надо решительно прекратить раз и навсегда!

Мы — народ погибающий в своей цивилизации, нас становится меньше и меньше, и нам надо держаться вместе, крепко схватившись за руки!

Где-то в Краснодарском крае, как я слышал, поставили памятник: с одной стороны лежит казацкая папаха, а с другой — буденовка. Это — символ примирения между теми, кто не смог найти решение проблем мирными путями — тех проблем, которые стояли перед народом тогда, а пошли воевать друг с другом. Вот, чтобы больше этого никогда не было! Таких примеров существует много у других народов, которые прекращали вот эту склоку, которая изнуряет наши силы, которая испепеляет нас, и которую разжигают люди со стороны — вот что поразительно!

Я русский человек, я понимаю, что у нас были великие люди и с той, и с другой стороны (возможно, и еще будут, особенно в связи с украинскими событиями), но надо обязательно думать о том, чтобы нам объединяться, держаться спаянно — в условиях, когда нас становится меньше и нам нужно спасать свою цивилизацию!

Возьмите, например, Франко: у него тоже была тяжелая гражданская война. Но он нашел в себе мужество — построил Долину Павших, где стоит огромный крест, в память «о всех франкистах и коммунистах, погибших в войне 1936-1939 гг.» По сути говоря, это памятник здравому смыслу для того, чтобы прекратить гражданские войны.

Я знаю, например, что два народа — аргентинцы и чилийцы — воевали все время по пограничным делам, и столько они уже лет воевали, что как-то однажды решили закончить. И они взяли пушки одной и другой стороны, расплавили их и отлили монумент, на котором написал: «Два народа воевать больше не будут!» и поставили его на границе.

Я знаю по Латинской Америке, в Никарагуа были «контрас» и «сандинисты». И вот, они одно время резали друг друга, убивали, а потом нашелся умный человек: выкопали экскаватором яму в центре столицы, привезли два грузовика оружия одних и оружия других, свалили самосвалами все в эту яму и закопали как памятник прежней вражде. «Больше друг на друга оружия поднимать не будем!»

Нам давно пора этим заняться и надо гнать в шею вообще из СМИ тех, кто подливает этот самый «бензин» в огонь наших прошлых бед! Были беды? Были! Ну, что ж: мы виноваты, это наше прошлое, пусть горькое, но мы в этом признаемся. Мы каемся, но главное — сделать из этого выводы: «Мы больше не будем воевать друг с другом!»

— Дай Бог, чтобы этот год 70-летия Великой Победы стал годом примирения русской нации! Церковь здесь должна внести свою лепту в это примирение, потому что люди прислушиваются к «звучащему надмирно» голосу Церкви.

— Ну, конечно! Церковь — это величайшая морально-политическая сила в государстве. И честно вам скажу, как рядовой верующий, в этой массе, к которой я принадлежу, часто еще высказывается мысль, что Церковь наша (я имею в виду церковное руководство) недостаточно влиятельна в вопросах, определяющих судьбу нынешней России. Активнее надо ей занимать эту позицию…

Это всегда ведь было так. Я вспоминаю, например, начало войны: начало июня 1941 года. Наша Церковь, израненная, почти истерзанная советской властью, первой принимает решение: осудить агрессию немцев и призвать всех помолиться за победу русского оружия! Это еще ни Молотов не выступал, ни Сталин не выступал — а Церковь уже приняла такое решение! Национальные интересы в тот момент оказались для нее более весомыми. И она лучше их понимала, чем политическое руководство страны!

Вот, мне хотелось бы, чтобы и сейчас она, иногда даже лучше, чем политическое руководство, выступила бы с такими инициативами, которые были бы восприняты большинством нашего народа. Это было бы чрезвычайно важно!

Возьмите Патриарха Гермогена: кто знал Гермогена и его подвиг? А сейчас в Александровском саду Кремля стоит самый крупный монумент: он поставлен мученику, нашему Патриарху Гермогену. Конечно, наши почести пришли к нему поздновато, мы должны были сделать это раньше, 300 лет тому назад, но — лучше поздно, чем никогда!

Церковь должна быть обязательно духовным вождем в любой момент истории. А сейчас, когда в головах у людей часто путаница, конечно, слово пастыря (любого уровня) так желательно для людей, которые почти всегда блуждают в потемках!

— Благодарю Вас, Николай Сергеевич, за обстоятельную беседу, за глубокий разговор  и хотел бы, чтобы вы обратились к нашим читателям со словом назидания, утешения, надежды.

— Ну, вряд ли я достоин того, чтобы обращаться с каким-то напутствием к нашим читателям, верующим людям. Я сам-то неофит, что там говорить: почти  50 лет в рядах КПСС… Но потом — наступает прозрение, и не только у меня.

Сам я живу по принципу (думаю, он и другим не повредит) преподобного Серафима Саровского: «Спасись сам, и вокруг тебя тысячи спасутся!» Принцип — знаю, стараюсь ему следовать — жестко! Итак, будь сам исполнителем этого принципа, и тогда и твоя семья, и твои друзья, и твой коллектив по работе — спасутся. И если каждый будет этому следовать, то естественно, мы мгновенно поставим наше, запутавшееся иногда «национальное племя» на нормальные рельсы! «Спасись сам»! А уж какие тут еще заповеди Спасителя — их все знают… Их надо строго держаться, и эту уже будет начало пути ко спасению! Это относится ко всем: я имею в виду и «верхи» государства, и нашего последнего православного человека, где-нибудь в далекой затерянной деревеньке, ко всем!

radonezh.ru