Вы здесь

Этот «милый» фашизм (Владимир Новиков)

Этот «милый» фашизм

Один мой коллега по журналистскому ремеслу с горькой иронией посетовал, что многие из нас, пишущих, в горячке информационной войны нередко сравнивают украинских радикалов с фашистами. Мол, пропаганда пропагандой, но ведь надо же и в ней меру знать! У многих из нас если не родственники, так друзья или знакомые на Украине. Они какими были, такими и остались — обычными людьми, которые ходят на работу, в гости друг к другу, влюбляются, рожают детей. Какие они фашисты, с чего бы?

В ответ я спросил коллегу: а какими он видит настоящих фашистов? У них что — должны вырасти рога, клыки, когти? Или фашисты непременно ходят в мундирах со свастиками и расстреливают всех из «шмайссеров»? Вот немцы после 1933 года переродились в фашистов — но при этом ни внешне, ни даже внутренне почти не изменились. Они по-прежнему любили своих детей, жен, ценили хорошую немецкую музыку, поэзию. Наверняка и старушкам помогали переходить улицу. И трудно сказать, чем они отличались от себя прежних — дофашистских. С виду совершенно нормальные, даже приличные люди.

Это сейчас, задним числом, мы видим, в чём была их ненормальность. Немецких фашистов, например, отличала вера в свою исключительность, элитность. Причём элитность не была ими заслужена богатствами или талантами, её обеспечивал сам факт принадлежности к великой германской — она же «арийская» — расе. Второе отличие проистекало из первого: отсутствие совести и сострадания по отношению ко всем, кто не их крови. Чужаки — они как бы не люди, никакие законы морали к ним неприменимы. Напротив: жалость к «неполноценным» унижает истинного арийца и может даже свидетельствовать о его неправильном происхождении.

Дальнейшие отличия перечислять, наверное, не стоит, историю все учили, так что вернёмся к украинским делам. Я согласен с моим коллегой в том, что о фашизме применительно к Украине у нас нередко говорят ради красного словца или просто из-за отсутствия аргументов, когда приклеить ярлык проще, чем разбираться в сути. Украинцы, с которыми мне иногда доводится общаться, просто крутят пальцем у виска: мол, вы там, в России, совсем рехнулись — делаете из нас фашистов?

Да нет, не рехнулись, я, например, честно пытаюсь разобраться — есть ли в современной Украине фашизм? Думаю, что есть. Он отнюдь не в том, что сопляки из «Правого сектора» и якобы футбольные фанаты используют, слегка переиначив, фашистскую символику, копируют форму вермахта — кепки, кители, портупеи. И не в том, что перевели на украинский нацистский вопль «хайль Гитлер — зиг хайль», теперь это «слава Украине — героям слава». Эти подражательства как раз от слабости и инфантилизма, мол, если будешь походить на больших и страшных гитлеровских солдат, тебе передастся часть их силы и славы.

Солидные дяди и тёти, те, что честно работают в своих конторах и на заводах, платят налоги, растят детей, свастики не носят — разве что вышиванки. И фашистами себя ни в коем разе не считают. Они просто уверены в своём изначальном превосходстве над «ватниками» и «колорадами» (то есть просто русскими) в силу своей украинскости. Для современного истинного украинца русские — не совсем люди, примерно как славяне для «арийцев». И, как для тех, ныне вымерших «арийцев», сочувствие или даже просто понимание по отношению к «ватникам» — позор и чуть ли не измена (вспомните историю с Русланой).

Украинские женщины искренне переживают за своих отправленных воевать сыновей и мужей, убиваются над каждой похоронкой из зоны АТО — нормальная человеческая реакция. А вот когда в Одессе жгли в Доме профсоюзов антимайдановцев, душили беременных, добивали битами раненых — эти жены и матери, их мужья и сыновья упражнялись в остроумии, обмениваясь в интернете репликами о «гриле по-одесски» и «бифштексах сильной прожарки». Ну а ежедневные убийства «террористов», включая детей, на Юго-Востоке — вообще предмет гордости для украинского среднего класса. Звучали же предложения уничтожить несколько миллионов жителей своей же страны, лишь бы поскорее получить гордое звание европейцев. Которое в глазах «свидомых» (то есть «сознательных») украинцев есть синоним новой высшей расы.

Впрочем, не только «свидомых». Задолго до Майдана евронацизм, вера в исконное превосходство всего европейского, стала навязчивой идеей горячих прибалтийских парней. «Вакцина от нацизма», как отметил Владимир Путин, в некоторых странах Европы теряет силу. Из России это не всегда заметно. Внешне наши знакомые, почти родные украинцы остались такими же, как были: они не носят чёрную форму, к ним и сейчас можно приехать в гости, можно спокойно говорить по-русски на улицах Киева и Львова. Возможно, они и не стали фашистами, точнее — не все, как не все участвовали в одесской Хатыни. Но велика ли разница между идейными фашистами и теми, кто их просто одобряет? Для тех, кого они убивают, никакой. Так пусть и не обижаются.

nvspb.ru