Вы здесь

Заговор благородных

«Тот, кто хочет спасти Рейх от катастрофы, тот должен стремиться к тому, чтобы поднялись массы русских антикоммунистов. С помощью честных немцев, они должны стремиться к цели создания новых русско-немецких взаимоотношений, лишенных каких-либо притязаний на колониальное владычество. Тот, кто думает, что он может победить в Восточной Европе лишь силой оружия, без того, чтобы взять курс на настоящее освобождение, тот является законченным дураком».
Граф Клаус Шенк фон Штауффенберг
Вольфганг Штраус, «Сталин или Власов»?

Поджог рейхстага в ночь с 27 на 28 февраля 1933 года имел далеко идущие политические последствия. Был издан закон, практически блокировавший основные права и свободы, которые прежде гарантировала конституция Веймарской республики и легализовал преследование противников нацистов силами полиции и штурмовиков. О том, кто стоял за спиной поджигателя, историки спорят до сих пор. Скорее всего, это были сами нацисты.

На выборах в рейхстаг в марте 1933 года национал-социалисты получили абсолютное большинство голосов немецких избирателей — 43,9 процентов, став абсолютным победителем, против 18,3 процентов у социал-демократов и 12,3 процентов — у коммунистов. Германская компартия находилась на полном содержании СССР, поэтому запрет немецким коммунистам блокироваться с независимыми социал-демократами коммунистами воспринялся серьезно. Спасло ли это обе эти партии? Многих немецких коммунистов просто перевербовали нацисты. Остальных — уничтожили. То, что чуть менее половины немцев проголосовало за диктатуру, они узнают чуть позже. Пользуясь обладанием парламентского большинства, Гитлер, в течение короткого промежутка времени, исключил своих политических конкурентов из жизни страны. Гитлер понимал, что без поддержки армии, установка продолжительной диктатуры невозможна. Как могли относиться к его режиму старые офицеры-дворяне? Стоит подумать, что могли думать высоко образованные люди об истеричном австрийском ефрейторе, пришедшем к власти на волне популизма.

Гитлер был достаточно хитер. В 1934 году он изменил текст присяги для военнослужащих. Если раньше немецкие солдаты и офицеры клялись в «верности родине», то теперь Гитлер лишь сделал небольшое «дополнение»: солдаты должны были клясться на «верность родине и фюреру». Тот, кто отказывался принимать новую присягу, увольнялся из армии. Для людей, которые связали с армией всю свою жизнь, выбор был нелегким. Но некоторые все же отказались от армейской карьеры.

Всего в Германии было предпринято 49 попыток убить Гитлера. Некоторые мистики даже говорили о сговоре фюрера с нечистой силой.

Гитлер не мог обойтись без профессиональной армии. Именно она принесла Германии победы первых лет войны. Головорезы из СС не могли заменить профессионалов военного дела. Но именно эти профессионалы понимали: сумасшедший австрийский ефрейтор ведет страну к катастрофе.

Душой заговора стал «Кайзеровский кружок» графа Хельмута фон Мольтке. Не все члены кружка были монархистами, некоторые видели будущую Германию демократическим парламентским государством. Характерно, что заговорщики изначально делали ставку, в том числе, и на русские части, перешедшие на службу в Вермахт.

Один из членов этого кружка, Клаус Шенк фон Штауффенберг, еще в мае 1942 года, будучи сотрудником генерального штаба, говорил об «освободительном движении» и об «освободительной армии». Друг Штауффенберга, генерал-майор Хеннинг фон Тресков, уже в октябре 1941 году, после сражения под Киевом, создал первые части из русских добровольцев. Разрешение на это дал Федор фон Бок, который тогда был командующим группы армий Центр. Тогда количество перебежчиков и военнопленных, желавших добровольно воевать в Вермахте, составляло уже три миллиона человек.

За проектом участия в войне русских добровольцев, стояла идея, что Сталина можно разбить только если Германия станет союзником русского народа, будет создано альтернативное правительство, которое объявит войну большевистской системе.

Этот план Тресков передал фельдмаршалу фон Боку. Командующий Восточным фронтом фельдмаршал Вальтер фон Браухич также получил один экземпляр, на полях которого собственноручно написал: «Halte ich für kriegsentscheidend“ — «Считаю решающим для победоносного завершения войны».

Но запросы о создании «Русской освободительной армии» остались без ответа.

Фельдмаршал Кейтель, верховный главнокомандующий, дал разъяснение: «Политические дела не касаются группы армий по определению. Кроме того, подобные размышления для фюрера неприемлемы». В декабре оба сторонника этого плана, Бок и Браухич, были освобождены от занимаемых должностей.

Англо-американцы любили подавать «Заговор генералов», как попытку военных отомстить за поражения на фронте. Эта мысль даже перекочевала в художественные фильмы. Дескать, пока немецкие войска побеждали, генералы поддерживали Гитлера, а когда наступила череда поражений, генералы попытались фюрера ликвидировать.

Решение о ликвидации Гитлера заговорщики приняли еще в 1938 году, желая предотвратить войну. Первая попытка, совершенная «кайзеровским кружком», была совершена в 1943. Тогда главные поражения Вермахта были еще впереди.

В марте 1943 года, во время посещения Гитлером Смоленска, один из заговорщиков, Хеннинг он Тресков, передал со своим знакомым, летевшим в одном самолете с фюрером, портфель. В портфеле находилась английская бомба с часовым механизмом. Но из-за низкой температуры в багажном отделении, взрыватель не сработал. Тресков забрал у знакомого злополучный чемодан, скрыв свой замысел. На встрече с другими заговорщиками он невесело пошутил: «Всегда говорил — не доверяй англичанам»!

Нацистский режим просуществовал всего лишь 12 с половиной лет. Он не успел проникнуть во все поры общества, как это сделал режим советский. Именно поэтому «кайзеровский кружок» мог существовать при самой минимальной конспирации.

В планы заговорщиков входила ликвидация всего нацистского руководства — Гитлера, Гиммлера и Геринга. Несколько раз операция откладывалась, потому что заговорщики выжидали, когда эта тройка соберется вместе в одном месте. Но, поскольку такого случая не представилось, решили остановиться на одном фюрере.

Будучи начальником штаба армии резерва, Штауффенберг 20 июля 1944 года прибыл в ставку Гитлера «Вольфшанце» (»Волчье логово») в Восточной Пруссии. Из-за теплой погоды, совещание было перенесено из подземного бункера в деревянное казарменное помещение. В подземном бункере сила взрыва была бы гораздо сильнее, но все сложилось так, как сложилось. Во время совещания подполковник Штауффенберг вышел из зала, якобы — к телефону, активировал детонатор одной из бомб. Активировать детонатор второй он не успел, поскольку его срочно вызвали в зал заседаний. У него было две бомбы, но из-за того, что в результате ранения на войне у него был выбит глаз, оторвана правая и два пальца на левой руке, он успел снарядить взрывателем лишь одну бомбу. Вторую он выбросит уже по дороге на аэродром. Он вошел в зал, и попросился сесть поближе к Гитлеру. Портфель с бомбой был поставлен под стол в двух метрах от фюрера. Якобы, будучи вызванным телефонным звонком, Штауффенберг вышел из зала, оставив портфель под столом. Чего не мог предугадать заговорщик, это, что портфель переставят на другую сторону тумбы, которая и защитила Гитлера. Штауффенберг, вышедший из бункера, наблюдал за взрывом: он четко видел, что крыша барака взлетела на воздух. Некоторые историки утверждают, что Штауффенберг успел увидеть раненого Гитлера, который выползал из-под обломков. Во всяком случае, он отправил своему начальнику штаба сообщение: «Произошло что-то ужасное: Фюрер жив». Тем не менее, он сообщил другим участникам заговора, что убил Гитлера. Но число сомневающихся стремительно возрастало. В половине седьмого вечера сообщение о том, что Гитлер выжил после покушения, облетело весь мир. Начались аресты. Двести человек были казнены. Штауффенберга, Ольбрихта, Квирнхайма и Хефтена расстреляли. Многих — повесили на струне от пианино, как приказал лично Гитлер.

Желая спасти семью, а также, чтобы не выдать под пытками оставшихся в живых участников заговора, узнавший о провале заговора, Хеннинг фон Тресков, находившийся на Восточном фронте, вышел на линию огня, имитировал перестрелку и подорвал себя гранатой. Сначала расстрелянных похоронили с воинскими почестями. Но потом, по приказу Гитлера, вырыли их тела из могил, сожгли, а пепел развеяли по ветру. Раскрыв заговор, гестапо развернуло жестокую карательную кампанию. До сих пор не установлено точное число арестованных в связи с заговором. Количество арестованных колеблется от семи до восьми тысяч. Только в 1944 году было казнено 5764 человека, а в остальные пять месяцев 1945 года — 5684 казненных.

Было установлено, что из них непосредственно были замешаны в заговоре 160-200 человек. Среди них : 21 генерал, 33 полковника и подполковника, 2 посла, 7 дипломатов высших рангов, один министр, три государственных секретаря, начальник уголовной полиции и ряд высших полицейских чиновников, губернаторов провинций и крупных гражданских чиновников.

Герой военной кампании в Северной Африке и «любимый генерал» Гитлера, Эрвин Роммель, непосредственного участи в заговоре не принимал, хотя знал о планах заговорщиков. На допросе один из участников заговора назвал имя генерала. Нацисты, учитывая его заслуги, сделали ему предложение: самоубийство или «Народный трибунал». 14 октября 1944 года генерал Роммель принял цианистый калий. Этот жест позволил ему быть похороненным с воинскими почестями.

И западная и советская историография относились к заговору «Валькирия» несколько странно. С одной стороны — честные немецкие патриоты пытались спасти страну от диктатуры и военной катастрофы. С другой — среди заговорщиков было слишком много монархистов, почти все они были антикоммунистами. Делали серьезную ставку на Власовскую армию, считая ее ценным союзником. Глава германской разведки адмирал Канарис, предлагал заключить мир с союзниками, но укрепить Восточный фронт и сражаться против Сталина. Другие заговорщики предлагали просто заключить мир со всеми сторонами. Роль Канариса в заговоре Валькирия вскрылась позже: он был повешен нацистами в апреле 1945 года, перед самым концом войны.

Бесспорно лишь одно: участники заговора «Валькирия» ценой своей жизни показали всему миру, что благородные люди не могут мириться с диктатурой. Будь она большевистская или национал-социалистическая.