Вы здесь

Может сказка то, может вправду быль

Может сказка то, может вправду быль —
Знает тайну ту лишь степной ковыль;
Ту сердечную, сокровенную,
Тайну русскую, неизменную...

Через всю-то степь — дробный стук копыт —
Знать, опять до нас злая весть летит.
Знать, опять пришла на порог беда:
Вновь идёт на Русь чужаков орда.

Ай, как хочется поживиться всласть!
Да за что же нам такова напасть?
Не успеешь раз указать маршрут,
Вновь на Русь ползёт многоглавый спрут...

Над заставою вьётся чёрный дым —
Поднимись, народ, и молись святым!
Собирайся, рать, и сожми кулак,
Впереди пойдёт твой Иван-простак.

Не так прост Иван как покажется,
Поглядим ещё — сказка скажется...
Троекратно крест наложил сперва —
Прокричал в народ таковы слова:

«Эй вы, други-товарищи ратные,
Братья крестные, князи знатные,
За родимый край выступай вперёд,
Отвести беду наступил черёд!

Полонить себя не дадим врагу,
Воротим назад — нам не быть в долгу!»
Выходил Иван в чисто полюшко,
Объяснял врагу русску волюшку:

«Раззудись плечо, размахнись рука,
Убирайся, змей, коли жив пока!
Благодать свою не хотим отдать,
А твово добра и за так — не нать.

А не хочется по добру уйти —
Помогу тебе путь домой найти!
Что ты, волчья сыть, удивляешься,
Выходи на бой — позабавишься!

Я не звал тебя, гость непрошенный, —
Упадёшь в траву как подкошенный!
Разбегайтеся, злые вороги, —
Нам леса-поля свои дороги!»

Как в ковыль-степи бьются воины —
Будут многие похоронены.
Бьются-рубятся ясны соколы,
А победа знать близко-около.

«С нами Бог-Христос, поднажмём, братки!»–
И уж враг бежит, растеряв полки.
Чешет прочь с Руси — спотыкается:
Да с наградою возвращается.

А в награду он получил наказ
Рассказать о том, как душонку спас,
Что мечта его в прах развеяна
Получить с Руси куш немереный.

И наказ таков на прощание
Донести до всех то предание:
На Святую Русь не ходи, чужак,
Угодишь в капкан, попадёшь впросак.

На Руси в бою даже смерть красна,
А за други лечь — ровно что весна!
А заступница-то как водится —
сама Матушка-Богородица!

Может сказка то, может вправду быль —
Знает тайну ту лишь степной ковыль;
Ту сердечную, сокровенную —
Тайну русскую, неизменную...