-A A +A

Произведения авторов клуба «Омилия»

Смерть

иногда мне кажется, что я очень скоро умру...
Выскользну, как глупая рыбка из сети.
И все чем я дорожила на этом свете
Забудет меня, как тяжелый сон поутру.

Я порой просыпаюсь ночью в самую тишь
И слышу как время насмехается надо мною.
Я слышу дыханье ангела за спиною
и вижу звезды на скатах пологих крыш.

Оттепель

У желаний порой только вид благочестия,
После них — пепел слов да ночей пустота.
И плевать с высоты на любые известия,
Когда в чёрную воду посмотришь с моста.

Там внизу глубоко — тишина беспредельная:
Ни тоски, ни любви, время — сущий пустяк,
А осенняя оттепель — песня отдельная,
В этой странной судьбе что-то вечно не так...

Не буди. Три стихотворения о душе и её цене

Инна Сапега, 16/12/2014 — 18:48

ЕСЛИ Я...

Если я не могу согреть,
то согреюсь сама едва ли.
Если я не хочу стерпеть,
значит я нестерпимой бываю.
Если я не могу простить,
мне прощенья искать не стоит.
Если я не могу любить,
то чего же тогда я стою?

Чуть спрятавшись в нетающий туман

Чуть спрятавшись в нетающий туман,
Лежат поля ранимым утром.
Небес свинцовых замер океан,
И сном вселенским край окутан.

Утоптан снег немыслимостью дней,
На нём непросто удержаться.
И взмахи прорастающих огней
Летят над призрачною жатвой.

Иду вперёд сквозь треснувший простор.
Похожи ветки на узоры.
И вдалеке холмы грядою гор
Стоят в обнимку с тихим бором.
 

Голос

Андрей Блинов, 16/12/2014 — 10:18

В оконный смотрю провал,
Душа, словно мятый колос.
Мне имя моё назвал
До боли знакомый Голос.
Он снова врасплох застиг.
Я прячу лицо в ладони,
Узнав этот вечный миг
Любви в колокольном звоне.
Хотелось упасть ничком,
Лежать, ни о чём не думать,
Чтоб вспомнить его потом,
Среди городского шума…

Штрихи к портрету «светлого будущего»

Про осуществление ожидаемого

Русский мир — реальность или фантом? Можно сказать, что для одних он — реальность, для других фантом, для третьих — безумие. Правильнее всего, вероятно, считать, что идея Русского мира ровно настолько жива и реальна, насколько много людей нуждаются в ней и живут ею. Недавний соцопрос (которому можно и не верить) показал, что 71% россиян ничего не слышали о Русском мире, ещё 13% затруднились что-то ответить. Тех, кто смог пофантазировать насчёт этого понятия и его содержания, оказалось около 12%. Такие данные привёл генеральный директор Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) Валерий Федоров, выступая на проходившем 26–27 ноября III Ставропольском форуме Всемирного русского народного собора (ВРНС), посвящённом теме «Глобальные вызовы — русский ответ». Хорошо, что 63% респондентов хотя бы предположили, что Русский мир, скорее всего, существует, но для торжества идеи этого мало.

Вспоминаются слова апостола Павла: «Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Евр. 11:1). Судя по всему, этого самого осуществления как раз и не наблюдается. Только малая горстка россиян хранит в себе т. н. «ген русскости», актуализирующий эту идею. Не удивлюсь, если за пределами РФ приверженцев Русского мира окажется намного больше.

Словно в сказке, восток истекает...

Словно в сказке, восток истекает
Турмалиновым светом зари.
На колосья нога наступает.
Красный коршун над полем парит.

Ветер с запада ветви колышет,
Пробегает волной по реке.
Растревожились сонные крыши,
Град ударил по нежной щеке.

Отозвались былинные звоны
Голосами ушедших веков.
Поседели зеленые склоны
От холодных колючих ветров.

Ступени

Куда ведут меня ступени,
Скажи, куда?
Сквозь проступающие тени
Глядит беда.
Под тихий шелест разговоров,
Я вижу тех,
Кто поднимается не споро
Наверх, наверх.
А я, дорогу уступая,
От них же близ,
Грехи бессчетные таская,
Зачем-то вниз.

Любовь

Любовь проста,
ей ни к чему тирады,
признания и клятвы не нужны.
Ей, по-большому, ничего не надо.
Но, чтобы в темноте ей не кружить,
ты выйди, встреть её,
введи в свой дом и валенки
                                 поставь на печку,
горячим чаем напои,
и станет радостным твоё
                                               сердечко
в присутствии Любви.

Ответь на зов

В солнечном потоке золотится снег!!!
Чудом наслаждаться мне мешает грех.
Дивной красотою мир весь осиян!
От того в душе моей отчётливей изъян.
Нам дано от Господа множество щедрот,
Мы не в силах оторваться от земных забот.
Слышим же мы Божий глас, что зовёт нас ввысь.
Словно к маме деточка,
                                             к Богу устремись!

Эхо

Ни ветра, ни птиц, лишь гнетущая высь
Да голые ветви ореха.
И даже стихи от меня отреклись,
Оставив тревожное эхо.

На мокрых знамёнах зонтов и плащей
Случайно снежинки замечу.
И снова, нарушив порядок вещей,
Пойду вдохновенью навстречу,

Туда, где исчезнут сомненья. А страх,
На ленточки совесть изрезав,
Спасительным словом замрёт на губах,
Напомнив мне привкус железа.

Тоска-зима

Вопросов кажущихся — тьма,
Ночей усталость.
А тут ещё тоска-зима
Вдруг разрыдалась.

Невыспавшийся дождь в окне
Проходит мимо
Душевной ломки в тишине
Неумолимой.

Тех, кто громко говорит, трудно услышать

Я стояла у почтового окошка, в котором принимали и обрабатывали посылки. Светлана (оператор) перекладывала мои бандероли, беспокойно поглядывая на растущую очередь. Из зала послышался возмущённый голос женщины, раздраженный и неприятный:

— Ну и мне только упаковку купить. Стойте. Я вот с работы отпросилась и стою.

Мягкий мужской голос возражал ей:

— Милые женщины. Ну что вы всё шумите. Да, поймите же, я хочу отправить посылки старикам-родителям и внукам на Рождество. Вы только подумайте. Ведь они совсем не ждут. И, вдруг, приходит посылка. Сюрприз! Как же они обрадуются! И не важно, что я туда положу — игрушки, полотенца. Главное — сюрприз. А вы — кричите.

Слепая страсть

Впервые он увидел её на одной из улочек города.

Она была одета в неприметный черный плащ, и его широкий капюшон почти полностью закрывал её лицо. Не слишком высокая. Не слишком низкая.

Кажется, она ничем не выделялась из толпы. Однако он заметил её.

Заметил её узкие белые руки, прячущиеся в складках плаща. Её по-особому прямые плечи. Её парящую походку. Легкую, тихую, словно её ступни вовсе не касались земли.

Он долго стоял посредине улицы, провожая незнакомку взглядом.

О карманных лилипутах

Книги. Мир их в своём великолепии и разнообразии таит в себе много интересного и даже чудесного. Одним из чудес этого мира безусловно являются издания миниатюрного формата. Книжки-малышки, размер книжного блока которых не превышает 10×10 сантиметров (в некоторых странах принят формат 3×3 дюйма), всегда привлекали к себе внимание книголюбов, среди которых приобрели весьма не малое число «книжников» влюблённых в миниатюрный формат.

Привлекательны книжные лилипуты не только для любителей и ценителей этих малышек. Одним из достоинств миниатюрных изданий несомненно можно назвать удобство данного формата. Приобретая карманный молитвослов, карманное Евангелие, мы в первую очередь обращаем своё внимание именно на удобство таковых. Такую книгу легко всегда носить с собой. Разумеется, о соответствии формата миниатюрному мало кто задумывается, но в силу своего удобства таковой весьма популярен.

 

Лицензия Creative Commons LiveInternet