Вы здесь

Каков колокол души - таков и звон

Жила была сторожевая башня-
строенье небывалой красоты.
За миром наблюдая с высоты,
она слыла  дозорным настоящим.
Набеги неприятеля,  пожары,
события из жизни горожан 
(любую радость и любой изъян)
несли в народ  колоколов удары.

Их было два. Один - такой огромный,  
с  чугунным,  толстым.  круглым языком.
И столько грозной силы было в нем, 
что вспять пускался  недруг вероломный. 
Другой -   из  меди.  Меньше и нежнее,
с изящным  красноватым язычком.
Он пел о жизни  чистым  голоском
по- разному  –  то  громче, то грустнее. 
Его мелодии приятно слушать -
всех завораживал небесный  звук.
Светлее  становилось  всё вокруг.
Слетала тяжесть,  очищались души. 

Несли дозор два колокола вместе.
Звонили  о насущном  в нужный час.
Но постепенно  их дуэт угас -
спесь  улеглась на горло общей песне.
Взглянул толстяк  на своего собрата,
и, ощутив величие своё,
подумал: -  А ведь медный не поёт.
Невзрачен.  И силёнок маловато.
Он  людям  издали  не виден  вовсе.
Ни голоса.  Ни роста – лилипут.
Чтобы сигнал подать,  ко мне бегут.
Я – главный в охранительном вопросе.

Итак,  кому и как звонить,  отныне 
решать на этой башне буду  я.

И в городе спокойного житья
не стало от взбесившейся гордыни.

Не слышен стал хрустальный, звонкий  голос.
Ну, а  гигант,   чугунным языком,
вещал  на грозной  ноте обо всём.
И страшно было слушать это соло.

Того, что нынче происходит в мире,
никто из жителей не понимал.
Набат терзал сердца и убивал.
Казалось, поселилось зло  в эфире.

Случилось чудо и явилась  сила,
заставившая  замолчать язык.
Сорвался,  ухнул наземь. В тот же миг
над городом разнёсся сердцу милый,  
такой родной, серебряный, с грустинкой,
прозрачный, долгожданный перезвон.
Как - будто,  плакал над  собратом он.
Над отказавшейся от дружбы половинкой:
- Вот, если бы ты пел другие песни,
Не посягал на радость, не карал,
ты бы сейчас безмолвный не лежал.
Разбитый,  нелюбимый и  без чести.

И вдруг поющий колокол услышал:
- Не надо плакать.  Не научишь петь
тех, кто не слышит  ближнего. Лишь плеть 
для них разумных доводов  превыше.
Слова твои  потрачены впустую -
ведь не  услышит музыку глухой. 
Теперь ты нам, дружок,  о жизни пой.
И пусть несется в небо « Аллилуйя»!
И он запел, Всё потянулось к свету.
Наполнилось любовью, расцвело
И вместо страха нежное тепло
ласкало  души и зимой, и летом.

Мы слышим   грусть его в часы ненастий
В дни счастья звон малиновый парит.
А тот, чугунный, как немой, висит
без языка. Себя лишивший счастья.

И люди,словно бы колокола.
Собой врачуют или разрушают -
любые айсберги в сердцах растают
от тихих слов душевного тепла.

По мотивам притч интернета
 

Комментарии

Надежда Кушкова

И люди,словно бы колокола

 

С днём рождения, дорогая Зинаида! Да хранит Вас Господь и приумножает Ваш удивительный талант! Сердечная благодарность Вам за тепло и красоту Ваших стихотворений!

Всему есть место в мире, и всему дана мера. Не зря же зло - это злое употребление вещей, а не сами вещи. По большому счету, где появляется та или иная форма корысти, там тлеет разрушение. Чистый - это некорыстный и искренний. Стоит вовзвести в культ нечто, даже симпатичное и милое, как начнется зло. Люби Бога, и делай что хочешь. А если любишь себя и своё, если оправдываешь себя всякий раз снова и снова, значит утратишь когда-то свой звук.

Бог в помощь, Зинаида!

Зинаида Полякова

Безусловно, Светочка. Всему должна быть мера и должна быть скромность и правильная, не завышенная самооценка. Многие хорошие  люди часто  считают себя особенными и стараются окружать себя  сонмом единомышленников и стопроцентных восхвалителей. А тех, кто посмеет "не оценить"  удаляют. Не понимая, что  каждый  встреченный в жизни - учитель и что именно восхвалители предадут в первую очередь. Разрушат своими чрезмеными похвалами, незаметно повергнув в прелесть. Что касается  моего большого колокола, то, кто возвеличивает себя, над всем возвышает, все покоряет себе, свои песни навязывает, о себе поет, себя слушает, и ничего другого не слышит, не поймет вразумляющих слов, не примет других песен и не будет петь их, считая эти песни чужеродными. Так не лучше ли лишить его жизни во имя множества жизней других. Разумнее лишить его голоса, вырвав язык, чем обрезать собственные уши, лишив себя слуха. С любовью и благодарностью за прочтение. У меня опять защемилась шейная артерия. Читаю почти все с мобильника. Помолись за меняgive_heart