Вы здесь

Эрата

— Эрата*, милая Эрата! — так звал он её всякий раз, когда чувствовал себя одиноким. Она была его феей, его музой, его возлюбленной. Он скучал по ней, как скучают по свету. Он томился собой, когда её не было рядом. И она чувствовала, что нужна ему, потому старалась быть с ним как можно дольше и как можно чаще.

Он гладил её волосы, вдыхал аромат вплетённых в них роз, и тоска, мучившая его уже многие годы, бесследно уходила. Они подолгу болтали ни о чем, обнявшись, и не могли нарадоваться друг другу. Он пил её дыхание, пил её музыку, пил её аромат, а затем садился за стол и писал.

Он был сочинителем, она же звала его просто — Милый.

— Милый, мне пора! — говорила она, прижимая к груди свою лиру, когда оставляла его. А он глядел на неё глазами, полными слез, ибо знал — по первому зову она приходит не всегда. А он не любил оставаться наедине с собой, когда он оставался один, к нему приходили кошмары: дикие, необузданные, жестокие. Он терзался ими, и потому боялся их.

Она была его спасением. Чистый звук её божественной лиры разгонял мрак и изгонял призраков. Она была необходима ему, и потому однажды он взмолился:

 — Не уходи никуда, пожалуйста! Останься со мной навсегда, иначе я просто сойду с ума. Дни, когда я жду тебя, становятся все более невыносимыми. Я люблю тебя так сильно, как, кажется, не способен любить ни один мужчина на свете. Стань моей и только моей. Будь мне женой, а не просто музой.

И она согласилась, если только позволит Творец.

* * *

Но Творец был против.

 — Ни в коем случае! — сказал Он. — Ты же — муза, а потому мало что смыслишь в жизни людей! Тебе будет одиноко… Кроме того, ты создана из очень тонкого вещества, потому тебя будет всякий раз сносить ветром во время прогулок по городу. Ты же не умеешь ходить по земле! Неужели ты хочешь распугать всех людей, летая по воздуху?

— Я научусь: Ты мне в этом поможешь! А чтобы меня не сносило ветром во время прогулок, сделай мои ноги более увесистыми — Ты же можешь!

Эрата смотрела Творцу прямо в глаза: без вызова, но всем своим видом показывая, что она не отступится. А Он все искал подходящие слова, чтобы отговорить её, но не находил. Полюбив, она уже превратилась в земную женщину, живущую своей любовью и жаждущую жертвовать собой и своим ради любимого. Выбор уже был сделан. Так Эрата стала женой Сочинителя.

Творец, как она и просила, утяжелил её, увеличив стопы насколько это было возможно. Эрата, вопреки привычным стандартам, стала девушкой с немаленькими ножками. Правда, и это не всегда помогало. Воздушная и хрупкая, нередко она все равно взлетала, но супруг, крепко сжимавший её руку в своей, уверенным движением быстро возвращал её на землю. Это несколько напрягало окружающих. Ну, и что с того? Влюблённым было достаточно самих себя.

* * *

Как и раньше, они практически не расставались, но он все реже садился вместе с ней за письменный стол и все реже гладил, любуясь, её локоны. Они по-прежнему много болтали, но он уже не пьянел от запаха вплетённых в её волосы роз. Он привык к её аромату и уже почти не замечал её благоухания. Он все ещё любил её, всё ещё дышал ею, но уже не вслушивался в неповторимую музыку её души. Чудесная лира пела в ней, как и прежде, но он не слышал её.

— Лира, моя лира! Творец вложил её в моё сердце, чтобы я могла вдохновлять тебя. Но ты стал равнодушен к моей музыке! Мои розы вянут. Мои жизненные силы иссякают. Я скоро совсем забуду свою песню… Ты не любишь меня? — спросила она однажды, заливаясь слезами.

Но он не расслышал её голоса. В тот момент она парила над ним в воздухе, а он сосредоточенно обдумывал очередное своё произведение. Он не ответил. Усилием воли Эрата опустилась на пол и присела на стул рядом с возлюбленным.

— А, это ты, дорогая?! Принеси, пожалуйста, чашечку чая, что-то я туго соображаю…

Она послушно побрела на кухню, чтобы дать то, чего от неё ждал он.

* * *

Шли годы. Лира в душе Эраты звучала все реже. Ей не хотелось петь только ради себя, а возлюбленный все время искал чего-то вдали, искал иные голоса. И порой ему казалось, что он их слышит. Грёзы сменялись грёзами, а в комнате иногда пахло чужими розами….

И обратилась к Творцу Эрата, попросила избавить её от одиночества. Когда же Творец напомнил ей, что она сама желала такой участи, Эрата взбунтовалась:

— Я хотела любить и быть любимой! Но он все время бегает за призраками. Он любил меня, пока я была недостижима, пока я могла уйти и уходила. Он не умеет любить, он только мечтает о любви. Мечтать для него важнее, чем любить.

Творец смотрел на неё молча. Он сострадал её горю, но не мог помочь. К Его голосу Сочинитель был так же глух, как и к её пению. Но Творец услышал Эрату, и этого оказалось достаточно, чтобы она утешилась, приняв решение бороться за свою любовь до конца.

* * *

Она пела ему нежно и трепетно, как никогда. Он купался в океане её голоса с раннего утра до поздней ночи. Он настолько напитался её благоуханием, что в его волосах тоже расцвело несколько маленьких розочек. Но он не замечал ни их, ни её.

Сочинитель теперь был занят только собой. Постоянная близость Эраты докучала и даже раздражала его. Он искал уединения, чтобы без помех предаваться своим грёзам. В конце концов он совершенно отверг любовь Эраты и в один осенний вечер попросил её уйти.

И тогда грянул гром и среди осени сверкнула молния. Это взорвалось сердце бедной музы. В горе она бросилась к морю, желая утопить в его волнах свою боль и злость. Но Эрата была не просто женщиной, и потому не утонула, а стала Сиреной. В один миг её немаленькие ножки превратились в увесистые птичьи лапы и шикарный хвост, а грациозные руки взметнулись в небо крыльями. И полетел ввысь её голос, чтобы разить красотой мужские сердца.

Да, теперь она заманивает сластолюбивых мужчин своим чарующим пением только затем, чтобы погубить. Такова её месть бессердечному Сочинителю, который, по её мнению, живёт в каждом мужчине.

Примечание:
* Имя героини происходит от Эрато́ (греч. Ἐρᾰτώ , лат. Eratō) — муза любовной поэзии; персонаж древнегреческих мифов, популярный образ и символ в искусстве.  Имя этой Музы происходит от имени Эроса, бога любви. Она умеет вдохнуть в душу любовь ко всему живущему, своим искусством преображает всё в красоту, скрывающуюся за пределами физического.

Комментарии

Сказка интересная и поучительная. Только вот Шагала я не люблю. Про тяжеленькие ножки забавно. И вот это, про то, как супруг быстрым движением возвращал супругу на землю, и это НАПРЯГАЛО окружающих..." Люблю шутку юмора...

Светочка, спасиБо. Твоими словами высказано то, что очень хотелось услышать, то , что несомненно больно , но является действительностью. и к этой правде добавляется красота слога о слова. Ещё раз СпасиБо.

Какая сказка умная! Теперь я понимаю чем опасны сирены. Тем, что мы их сами создаем из прекрасных муз, а обратный ход невозможен.

Полезная сказка! Действительно, многое помогает понять в жизни, в отношениях между мужчиной и женщиной и даже в творческом процессе. Правдиво и печально.

Мария Коробова

Эгоцентризм самовлюбленности (в себя и, соответственно, в свое творчество) разрушит и любую музу, и любое чувство. К этой миниатюре так и просятся гравюры Фаворского. как к "Стихотворениям в прозе". Кстати, какое-то генетическое сходство с тургеневскими миниатюрами безусловно есть. - Яркие символические фигуры, поэтическая расцвеченность (розы, цветущие в волосах, запахи и краски, даже звуки).В печальной притче отблески иронии - вот она, оскорбленная муза - сладкозвучная Сирена! Может быть, подумала еще, второе дно в том, что мы отвергаем или не замечаем нечто, ставшее доступным и "своим", подобно ребенку, который ломает через день столь долгожданную и бесценную прежде игрушку. Тогда эта притча - предостережение не только поэтам! А вообще - прелесть! Получила огромное удовольствие (впрочем. как всегда).

Дождалась
Я тебя ждала здесь, Машенька! Хотела поделиться. Мне сказка кажется очень удачной. Удалось многое сказать. И ты верно прочла. Есть еще кое-что: по сути Сочинитель и Муза его - почти антиподы. Она ради любви к нему готова принести в жертву свой талант и себя, а он ради творчества приносит в жертву любовь и любимую...

Это миф. И начинался он именно с того, что в Сирене я увидела оскорбленную Эрату )

СпасиБо

Мария Коробова

 Света,  это действительно так, и не "почти"!  В жизни кто-то вздохнет тяжело и "привыкает к несовпаденью", а в сказке - у-у-у... легко превращается в мстительную Сирену, бросившись в волны отчаяния - Иначе слишком невыносима такая любовь. В пьесе, к примеру,  героиня скажет: "Эта жертва была последняя" и живет себе дальше (с другим -  положительным -  человеком), но Эраты так не умеют.  Может, твоего героя звали в прошлой (литературной) жизни Дориан Грей? Он  не был писателем, но поклонялся прекрасному. Только его голое эстетство оставалось бездушным (хоть диковенные муз. инструменты собирал, хоть облачения), как и он сам, предавший душу врагу рода человеческого.

Нет, мой Сочинитель - не Дориан Грей, ни в коем случае.
А "почти" потому, что Эрата все же не осталась Эратой до конца, к сожалению
У нее не было уже пути назад, не было, возможно, и другого (естественного) пути вперед. Не знаю.

Возможно, путь христианского смирения с судьбой, которое, по-сути, стало бы очередным подвигом...
Но жизнь от подвига до подвига - это невероятно тяжкая ноша, это - крестный путь христианина. И кем бы стала Эрата, если бы смолга не убежать в Сирену?

Мария Коробова

 Позавчера где-то  писала-писала  записочку, а потом - раз! - " ...программа будет восстановлена..." или что-то в этом роде, и все улетело.  Попробую восстановить. Итак: подумалось мне, милая Светочка, что твоя бедная Эрато не могла прийти к другому финалу в силу литературной установки, обусловленности стиля. Она получилась немного эллинка, язычница (муза, одно слово) - а они  тяжкие кресты носить не приучены.  В любом трагедийном сюжете в конце только смерть - своя (в воду со скалы!) или чужая (уже от сладкозвучной Сирены). Вспомнилась Сафо. - Она, по легенде, бросилась со скалы из-за безответной любви  к прекрасному юноше. Всегда было грустно видеть ее мозаичный портрет: стило у губ, - умные, порочные и очень  несчастливые глаза...

Как несносимо молод/Твой облик богоравный.../Покой навек расколот/. и сердце - будто рана. / припев: В пустыне безысходной и в жертвенном дыму,/ В скитаниях бездомных/ И в пропастях бездонных/, Я буду петь ему!/ Гремят о берег волны,/Грохочут волны гневно.../ Он новой страстью полон,/ Но кто его царевна?/припев: О, музыка заката,/О, роза на песке! / Награда - не расплата!/ Печальная Геката, /Иду к твоей реке...

 - Это я тебе дарю свою балладу "Сафо"

Ухожу я в подполье на недельку. Как прихожу сюда - не могу сразу  вылезти. Легче. как алкоголику - совсем "завязать" на какое-то время.

До встречи, Светочка, и твое омилийское Зазеркалье, нечаянная радость моя.

МАшенька, спасиБо за внимание и беседу Вот ты пишешь:
"Эрато не могла прийти к другому финалу в силу литературной установки, обусловленности стиля". Но это аргумент для литературных критиков, а не для авторов. Художник, на мой взгляд, в ответе за свою художественную правду, которая отражает правду бытийную (и почти всегда совпадает с правдой жанра, стиля). Стили - его подспорье, это - костыли на тот случай, если у него со слухом и зрением не все в порядке. Верность стилю связана напрямую с верностью правде, именно потому настоящие художники иногда нарушают нормы стиля и жанра, и эти отклонения признаются всеми. В то время как графоманские отклонения от стиля не приносят ничего, кроме головной боли.

Правда жизни нашей (и лишь потом стиля) такова, "эраты", попавшие в такие обстоятельства, (почти?) обречены. И все же, есть место чуду в нашей жизни. Заслужила ли моя Эрата, могла ли заслужить его (и если могла, то как?) - не знаю. Здесь никакие нормы стиля не подскажут. Мне Эрата интересна как феномен жизни, прежде всего. И лишь потом, как литературный персонаж, не спорю. Но для меня все персонажи - живы. Живы настолько, что мне и придумывать почти ничего не приходится. Успевать бы записать увиденное. А что сверх увиденного, того и не знаю. Вот и про Эрату знаю ровно столько, сколько написала (увидела). Потому и гадаю теперь, а что если бы да кабы

Анна Лелик

у кого что болит тот о том и говорит...

а потому скажу честно что во всей этой истории первое что больно зацепило так это Муза и такое легкое и неосторожное (можно выразится острее) отношение в талантам данным Богом. наплевала, зарыла в землю свои таланты и предназначение и получила по счету...

только потом читая коментарии увидела что тут про  мужчину и женщину.

очевидное конечно дело.

но отчего-то для меня все страшнее сейчас плюнуть на то что Бог трепетно мне дал, в надежде что я приумножу. неважно что будет причиной - лень, любовь (хотя какая любовь если вызывает ропот), или своеволие.

Света, спасибо большое, вот бывает в жизни так, что когда появляется актуальная тема, о которой думаешь, проживаешь,варишься в ней, то другие будто слышат тебя и дают подсказки.

не хочу быть никакой Сиреной, быть бы той, которой хочет видеть меня Бог и только он.

простите за мноословие, и еще раз спасибо!!!

Я думаю, что беда Эраты в том, что ее любовь - лишь очередной призрак Сочинителя. Он ведь не любит ее, ему дороже собственный экстаз. А кто знает, что было бы, если бы это была настоящая любовь? (Бывает ли такая - кто знает, но мечтают о ней все ). Возможно, таланты, данные Музе, преумнижились бы? Например, родилось бы множество маленьких музочек и разбрелись по свету вдохновлять других поэтов...

Трагизм ситуации в том, что она полюбила безрассудно, пленилась чувственностью Сочинителя. Но как же нелегко ей было! Любовь - это всепоглощающее чувство. Вот даже говорят: если знаешь ЗА ЧТО любишь, значит не любишь. Видимо в том смысле, что любовь - она не ЗА ЧТО, а ВОПРЕКИ ЧЕМУ....

Муза действует не по схеме, нестандартно, но так ли уж она далеко шагнула от своего предназначения? Уж коль случилось полюбить, могла ли она поступить иначе? Любовь изменила ее суть, но лишь отчасти. Она все равно служит. Даже  Творец беседует с ней до самого трагичного момента.

Мне жаль Эрату. Она совершила подвиг (отчасти преступный, но жертвенность ее вне сомнений), однако бесплодный. Причин бесплодности масса, надо постараться все  увидеть... Именно бесплодность подвига, отчаяние от бесплодности, толкнула ее в море. И только став сиреной она, действительно, изменяет своему предназначению, по-настоящему.

Да и Сочинитель трагичен. Ему  в жены далась сама  Муза, а он ее в Сирену превратил. И ведь убил не только ее, но и себя: что за сочинитель без музы? И ведь все, казалось бы, ради творчества (предназначения)....
Сложно все

И вот вопрос, который возникает в итоге: а могло ли получиться иначе?

СпасиБо, Анечка, за отзыв!

<p>Сказка замечательна тем, что хотя Муза и претендует на .... некое неземное происхождение, но она всего лишь творение Бога, в отличие от Сына Божия.</p>
<p>Вот что писал В.Н. Лосский: &quot; во Христе есть две естественные воли, но нет человеческого &quot;свободного выбора&quot;. В Его личности не может быть конфликта между двумя природными волями, потому что эта личность не есть человеческая ипостась, которая, вкусив от рокового плода, должна непрестанно выбирать между добром и злом. Его Личность есть Ипостась Божественная, чей выбор был сделан раз и навсегда: выбор кенозиса, выбор безусловного послушания воле Отца.&quot;</p>
<p>Вам, Света, достанется &quot;на орехи&quot; от тех богословов, которые потребуют у вас определиться с ее, Эратовой, ипостасью. Просто добьют Вас известным: &quot;... чада века сего женятся и выходят замуж; а сподобившиеся достигнуть того века и воскресения из мертвых ни женятся, ни замуж не выходят, и умереть уже не могут, ибо они равны Ангелам и суть сыны Божии, будучи сынами воскресения&quot;. (Лк 20:34-36)<br />
В отношении Музы Вашей совершен &quot;двойной обгон&quot;,- сначала в Едеме, потом несостовшимся насельником Едема. Вот что глупая любовь делает даже с ... некоторыми. Но самое страшное, это то, что за кулисами всего этого действа скрывается тот самый, с оскалом. А воля, связанная человечеством, стала повреждена грехом и едва ли способна сделать правильный выбор. Вот в этом трагедия Вашей Эраты...</p>
<p>Пптичку жалко :(</p>

Марина Алёшина

Пробрало, однако.
Ситуация насторожила с самого начала, а развилась, как и должна была развиться.
А больше всего резануло - "Ты же поможешь"! Это страшно. "Помоги сделать то, что я уже решила". Узнаваемо, увы.

Ну и -- благодарю за побуждение к размышениям.

Радуюсь, что стали появляться новые твои произведения!

Страницы