Вы здесь

Елена Потехина. Произведения

Удачный день

22 октября 2015 года. Это был действительно на редкость удачный день. Я поняла это сразу же, как только проснулась и открыла глаза. Казалось, ничего значительного в этот день не произошло. Но весь этот день был наполнен глубоким смыслом, чувством гармонии с миром и с собой.

Ночью выпал снег. Было бело и празднично. А я подумала, что вот автобус не придет (из-за заносов на дороге) и я опоздаю на работу. Но на остановке стояла иномарка, и мне нашлось место на заднем сидении. Оказалось, что за рулем зять нашей прихожанки Евгении. От денег он отказался, ссылаясь на то, что нам по пути. Это очень хорошая верующая семья. Я рассказала Жене чудесную историю с появлением в нашем доме серого котенка (как по заказу). На что она радостно отреагировала и заверила меня, что в ее жизни такие случаи очень часты. Вот, что она мне поведала.

Маленькое чудо

Оля разговаривала с бабушкой по телефону.

Я озабоченно переспросила:

— Что там происходит? Что случилось?

— Бабушка плачет. Пропал ее кот — Дымик. Вот уже неделю, как пропал. Она просит найти ей котеночка серенького, как Дымик, и непременно котика.

— А если Дымик все-таки найдется?

— Она говорит, что теперь уже точно не найдется.

— А я думаю, что нужно еще какое-то время подождать. Вдруг он все-таки вернется.

На том и порешили.

Мы стали лучше

Мы стали проще и понятней,
Терпимей, ласковей, скромней.
Странимся шумных встреч и зрелищ.
У нас сложился круг друзей.
Мы стали время экономить
И одиночество ценить,
Оберегать чужое счастье,
Свое настойчивей хранить.
Мы стали лучше и добрее,
Хотим и учимся прощать.
Мы стали сдержанней, мудрее,
Привыкли думать и молчать.
Но, иногда толкнет лукавый,
Глупца прилюдно обличить.
Так необдуманно и глупо
Себе еще врага нажить.

Кинешма — провинциалка

По бульвару ходят люди
В красном, черном, голубом.
Скромно, шумно, молчаливо,
Вспоминая о былом.
И, без умолку, болтают,
И, спешат везде успеть,
Наслаждаясь и мечтая
Вечно жить и не стареть.
Я смотрю в окно на Волгу,
На бульвар с его листвой,
На смешливую девчонку,
Что махнула мне рукой.
Как скромна провинциалка!
Древний русский городок.
Кинеш..., Китеж..., Кинешемка...
В сердце греет огонек.

Пасха

Пока открыты царские врата,
Пока Господь незримо рядом с нами,
А мы — пасхальной радости полны,
Наполним землю добрыми делами.
Подарим ближним нежную любовь,
Расскажем им о том, как солнце встало,
Прогнав из душ отчаянье и боль,
Как в Светлый День оно с утра играло.
Как плыл по небу колокольный звон,
Ломая клети, сети и преграды.
«Христос воскрес!» — как явочный пароль.
И радость — верным  высшие награды.

Я слышу, как Русь подымается

Я слышу, как Русь подымается,
Как старые кости хрустят,
Когда от земли отрываются
Остатки разрушенных хат.
Когда по завшивевшей пахоте
Катается пьяный банкир,
Когда,забывая о матери,
Кричит непотребное в мир.
Я чувствую — Русь подымается.
Мы верно устали от лжи.
В шампанском столица купается,
В руинах деревня лежит.
Солдатик безногий на паперти
В тельняшке, с опухшим лицом.
Рассыпана мелочь на скатерти...
Засохшую корку жует.

Призрак старой мельницы

Услышал раз Ванятка, как дед Макар стращал ребятишек привидением, которое живет на мельнице. Повадились те ребятишки круг мельницы играть в прятки, да и на мельнице стали прятаться. То мешок с мукой просыплют, то дверь оставят открытой. А ведь не лето жаркое. А уж когда у деда Макара спички пропали, так он и вовсе встревожился — до беды недалеко. И решил он ребятишек припугнуть. А чтобы все взаправду выглядело, вот что он удумал. Подговорил он парней постарше ему подыграть и ребятню от мельницы отвадить. И вот пришли те парни деревенские на горку с большими санями. А у больших саней разгон «О-го-го», не то, что салазки. Да и набивалось в сани аж до дюжины ребятишек. А парни-то постарше сани разгонят, да на бегу сверху в сани и прыг... Малышня пищит, визжит, щиплется. А шуму-то, а гаму-то, а радости да задора. Сани несутся, ветер свистит в ушах, снег летит в лицо. А как на лед выскочат, так их и начнет крутить. А страху-то. А визгу-то. А смеху-то сколько. Сколько раз сани на бок заваливались. Получалась «Куча-мала».

Как Ванятка страх победил

Припозднился как-то Ванятка. Зимний день короток. Затемнял. А до дому идти на край села. Идет Ванятка и робеет. И не ровно ему все чудится, что кто-то сзади его идет. А тут еще ветер поднялся. Передувает, тропинку заносит. Спешит Ванятка, а ровно на месте стоит. Шаг шагнет, спотыкнется. Ровно кто в спину толкнет. Оглянется — нету никого. И такая на него жуть напала, что спина взмокла. А тут еще мимо полуразрушенного дома Широнихи пройти нужно. И никак это место стороной не обойдешь. Еще при жизни этой Шеронихи про нее дурная слава ходила, что она приколдовывает и с нечистой силой дружбу водит. А уж как не стало ее, да хата ее на бок завалилась, так и вовсе все это место стороной обходить стали.

Земелька — кормилица

Каким оно было детство Ивана Михайловича? Трудно сказать. Счастливым? Вероятнее всего — да. Но и трудным. И нужды он хлебнул вдоволь, и рано повзрослел, и со смертью встречался не раз. Но простые русские люди, окружавшие его, исполненные живой незамысловатой веры, открытые и нестяжательные, посеяли в его душе семена любви к Богу, к ближнему, к своей малой Родине. Это оттуда, из детства он вынес уроки народной мудрости и доброты. И поэтому часто, незаслуженно обиженный или обманутый в житейских делах, он не хранил зла на своих обидчиков, а вспоминал, чему в таких случаях его учил дед, что говорила о таких людях бабка. И уносился в своих воспоминаниях в далекое детство. Эти воспоминания согревали его сердце, помогали обрести покой. И тогда он вновь становился маленьким Ванюшкой, вихрастым и задиристым, но послушным и жалостливым, особенно к больным и обделенным судьбой людям. Но больше всех он любил и жалел бабку. И всякий раз старался навестить ее. И если его теряли дома, то искали у бабки. Вот и зимой с горки, промерзнув до костей и устав до упаду, он бежал к своей бабушке...

Иван Михайлович Мотовилов

Мы с Иваном Михайловичем — старинные друзья, хотя и знакомы менее двух лет. Такое бывает, смею вас заверить. Просто, когда встречаешь человека, близкого по духу, открытого и искреннего, родного не по крови, а по вере, то кажется, что знал его всю жизнь.

С первых же дней нашего знакомства Иван Михайлович поразил меня удивительным даром рассказчика. Вроде бы и об обыденных вещах говорит, а получается это у него складно да ладно.

И я пошла и покаялась…

Тиша вернулся.

— Явился? Ну и вид у тебя...Что, на свадьбе был? Ну и как? Нет, вы только посмотрите на него! Нос в крови, один глаз не видит. Погулял!

Тиша, понурив голову, сидел около пустой миски.

— Хватит ругаться. Покорми его, видишь голодный, — муж попытался приласкать кота, погладить по спине, но Тиша побежал за мною к холодильнику.

Тех, кто громко говорит, трудно услышать

Я стояла у почтового окошка, в котором принимали и обрабатывали посылки. Светлана (оператор) перекладывала мои бандероли, беспокойно поглядывая на растущую очередь. Из зала послышался возмущённый голос женщины, раздраженный и неприятный:

— Ну и мне только упаковку купить. Стойте. Я вот с работы отпросилась и стою.

Мягкий мужской голос возражал ей:

— Милые женщины. Ну что вы всё шумите. Да, поймите же, я хочу отправить посылки старикам-родителям и внукам на Рождество. Вы только подумайте. Ведь они совсем не ждут. И, вдруг, приходит посылка. Сюрприз! Как же они обрадуются! И не важно, что я туда положу — игрушки, полотенца. Главное — сюрприз. А вы — кричите.

Чудеса преподобного Макария

Преподобный Макарий, великий пустынножитель и чудотворец, «похвала и утверждение всей Российской земли», родился в Нижнем Новгороде в 1349 году.

Посвятив себя на служение Богу, Макарий возненавидел суету мирскую и возлюбил жизнь отшельническую.

Трудами Макария, в 1439 году, была основана деревянная обитель, известная прежде под именем «Макарьевой новой пустыни», а ныне Макарьевского Унженского монастыря. Здесь в полугоре, на юго-западной стороне от монастырских зданий, выкопал он своими руками чудесно пробившийся кладезь, к которому благоговеют все приходящие в обитель и получают исцеление от своих недугов. В новоустроенной обители преподобный Макарий день и ночь трудился, воссылая Богу молитвы и благодарения. За святую жизнь на этом месте он удостоился особенной благодати Божией — дара чудотворения.

Не грусти листопад

Я опять загрущу — осень низко упала...
Я глаза опущу — осень вляпалась в грязь...
Пожиная плоды, истерично рыдая,
Осень режет и рвет с летом хрупкую связь.
От отдельных мазков до широкой палитры,
Не жалея румян от калин и рябин...
Как изменчив твой нрав. Налетевшие ветры
Смоют краски листвы и добавят морщин.
Но иссякнут дожди, растворяясь в туманах.
Недосказанность слов, неисполненность встречь...
Не грусти листопад о несбывшихся планах.
Кто умеет терять, тот умеет беречь.

Летучие мыши

В последнее время стала я замечать за собою странности. Вроде бы как за мною такого раньше и не водилось.

Пришла я в Храм наш Покровский на службу. Стою, молюсь, слушаю. А сама все глаза кошу на незнакомых женщин, что стоят слева. По всем признакам выходит, что эти женщины — духовные чада батюшки — отца Гавриила, что временно замещал нашего батюшку.

Женщин было трое. Двое такие скромные, степенные и одеты по-простому (наши, деревенские). А третья — с претензиями, одета изысканно (приезжая). И юбка ее так и кричит на весь храм. И хотя шли пасхальные дни, но ярко алая юбка в церкви выглядела неуместно.

Страницы