Вы здесь

Александр Конопля. Произведения

Как же радостно на свете

Как же радостно на свете
Жить, работать, вдаль глядеть!
Как же радостно, что дети
Будут счастьем в нас звенеть!

И когда сынка иль дочку
Я прижму к своей груди –
Лучик солнца, даже ночью,
Засияет впереди!

Роятся мысли крошки-внука

Роятся мысли крошки-внука.
Их, как антенны, ловят руки.
Хотят оставить всюду след –
Лишь только отвернется дед.

– Куда спешишь, смешная малость?
Тебе Вселенная досталась
В наследство, мириады звёзд! –
Ответ демонстративно прост:

Хватает миски, ручки, книжки…
И мчится радостно вприпрыжку
В свой беспорядочный мирок,
В свой персональный уголок.

Смахнёт улыбку дед рукою.
Оставит внука он в покое.
И, чуть взгрустнув, уронит взгляд
На много, много лет назад.

Новогоднее

Я расскажу вам сказку, да, простую сказку,
Где борется добро со злом.
В ней будет мчаться ветер, небесам подвластный,
Деревья крася серебром.

В ней будет плыть сквозь тучи месяц краснощёкий,
Путь освещая в темноте.
В ней будет лес белёсый и простор широкий,
И лучик солнца в высоте. 

Рождество

Стихли вьюги и метели.
Близок праздник Рождества.
И снежинки полетели,
Превращаясь в кружева.

Небо радостной луною
Ищет вещую звезду,
Чтобы лучиком-рукою
Торопясь идти по льду.

Чтобы вновь найти пещеру
Из молитв и светлых грёз,
Где, смеясь над злою смертью,
Вновь рождается Христос!

Небу кланялась земля…

Диптих
1.

Низко голуби парили.

Небу кланялась земля.

И Архангел для Марии

Стлал бескрайние поля.

 

Прикасалась бесконечность

К самой лучшей из девиц.

За окном, расправив плечи,

Мир смотрел на взмахи птиц.

Тонут улицы в тумане

Посёлку Буды

Тонут улицы в тумане,
И столбы, и провода.
Молоком душистым манит
Дней осенних череда.

Чуть виднеются деревья,
Видно неба лоскуток,
И вокзала образ древний,
Словно прошлого глоток.

Всё слышнее мчится поезд,
Утро чудное везя,
И меня туманом поит
Вдаль бегущая стезя.

Лужи листьев под ногами

Лужи листьев под ногами
И цветёт, цветёт октябрь
Небывалыми кострами,
Что по кронам вдаль летят!

И простор багрянцем манит,
И волнует синева.
След от месяца румяный
Прячет утра голова.

Пожелтел мой орех за окном

Пожелтел мой орех за окном.
Светлой грустью наполнилась осень.
И прозрачным, душистым вином
Вновь манят золотые покосы.

Чуть прохладней с утра ветерок
И алмазы росы чуть крупнее.
Лишь всё так же беспечно далёк
Юный месяц, плывя по аллее.

Так больно, что знакомые уходят

Так больно, что знакомые уходят.
От пустоты мне больно и от слёз.
Вдали исчезнув, словно пароходы,
Они плывут, разыскивая плёс.

Тот плёс, что приготовила им Вечность,
Где боли нет, сомнений и беды.
Кружатся чайки дивные беспечно,
И ветерок летит без суеты.

И нам уже ничем их не коснуться
И не догнать проснувшейся мечтой.
Молитвы наши им вослед взметнутся,
Путь освещая робкою свечой.

Вспомнил чувства я былые

Вспомнил чувства я былые,
Вновь придя в знакомый сквер…
Словно дым они уплыли.
С Вами порознь мы теперь.

Фонари – осколки солнца –
Согревали душу мне.
Почерневший вечер сонно
Расплывался в тишине.

И казалось мне, что снова
Жду безропотно я Вас,
Чтоб коснуться каждым словом
Ваших губ и Ваших глаз.

Харькову

Уютно мне средь зданий городских.
Иду, влюбляясь в арки и колонны.
Черты фасадов радостно-легки
И так светлы, как храмов перезвоны.

Иду, не зная стилей и имён.
Любуюсь видом окон величавых.
И на меня глядит со всех сторон
Родного города седая слава.

Ходили здесь дворяне и купцы.
Века летели, прячась в поднебесье.
Здесь жили и сейчас живут – творцы,
И я влюбляюсь в мысли их и песни!

Девятый вал

По змеиной коже моря
Мчит волна с огромной пастью –
Девять солнц горят во взоре,
Девять рук взметнулись властно!

Разливает густо краски
Утро взмахами рассвета,
И воды чернеет маска,
Беспощаден привкус ветра.

И, глотая воздух с солью,
Слов своих почти не слыша,
Рыбаки с мольбой босою
Ждут, что к ним придёт Всевышний!

Страницы