Вы здесь

Ударная позиция НАТО (Светлана Гомзикова)

Повторится ли в Донбассе белградский сценарий марта 1999 года?

Авиация НАТО в ближайшие две-три недели может нанести удар по Донбассу. Это тревожное сообщение распространило накануне независимое сетевое агентство «Новостной фронт» со ссылкой на руководителя Центра изучения общественных проблем национальной безопасности Александра Жилина, который не исключает, что в случае, если перемирие, основанное на договоренностях «Минска-2» не состоится, в ход пойдет авиация НАТО.

Эксперт напомнил, что о такой возможности на недавней Мюнхенской конференции по безопасности говорил сам командующий силами НАТО в Европе Филип Бридлав. Он тогда ясно дал понять, что Альянсу не стоит игнорировать вариант вооруженного вмешательства в конфликт на Донбассе на стороне официального Киева. И сказал, что это может быть не только наземная операция.

Согласно экспертной оценке, официально, авиация НАТО, как и в бывшей Югославии, будет атаковать позиции войск, которые не прекращают боевых действий. А реально более 95% «точечных» ударов придутся по силам ополчения и лишь около 5% по подразделениям Украины, которые не подчиняются центральному командованию.

Таким образом, Альянс как бы планирует убить нескольких «зайцев»: создать перевес на полях сражения и очистить Донбасс от ополченцев и усилить президентскую власть Порошенко.

Конечно, есть вероятность, что за словами главкома НАТО ничего не стоит — обычная, популярна сегодня на Западе воинственная риторика. Не больше...

Но если вспомнить, как «Союзная сила» бомбила Белград весной 1999 года — за два месяца более трех тысяч погибших (из них 89 — дети), сотни уничтоженных жилых домов и культурных памятников, то подобный сценарий в Донбассе уже не кажется таким уж неправдоподобным.

Тем более что сомневаться в том, кого именно в НАТО считают потенциальным нарушителем, не приходится. Да и Киеву после малайзийского «Боинга» дан карт-бланш на провокации любого масштаба.

Вопрос: что в этом случае может предпринять Россия?

— На мой взгляд, повторение белградского сценария в Донбассе все-таки маловероятно, — считает военный историк, директор музея противовоздушной обороны Юрий Кнутов. — Потому что никто не заинтересован в развязывании войны в Европе. А удар натовской авиации по Новороссии фактически будет означать начало войны. И в этой ситуации России ничего не останется, как начать оказывать военно-техническую помощь Донбассу. Официально признать народные республики, и соответственно оказывать серьезную помощь (в том числе и средствами противовоздушной обороны), которая могла бы... ну, скажем, минимизировать ущерб от такого удара.

То есть, фактически, речь идет тогда о начале серьезных полномасштабных военных действиях в центре Европы. И я думаю, что на сегодняшний день ни один здравомыслящий политик на подобный сценарий не решится.

«СП»: — Тогда зачем НАТО в последнее время так активно играет мускулами?

— Для НАТО это обычное состояние. Но в том, что касается украинского кризиса, Альянс как раз не заинтересован в том, чтобы участвовать в этой кампании. Ему здесь нужна затяжная война, требующая больших ресурсов, как со стороны Украины, так и со стороны России, но которая будет вестись силами украинцев. Без привлечения европейцев — за исключением каких-то подразделений наемников, которые уже сейчас воюют на стороне киевского режима.

«СП»: — А конечная цель какая?

— Людям моего, старшего поколения, она совершенно понятна. Мы видели, как разрушали СССР. Как нас втянули в Афганистан. Как с помощью Афганистана подрывали нашу экономику. Потому что вместо того, чтобы тратить на модернизацию (тогда ведь тоже стояла задача модернизации), мы вынуждены были тратить эти деньги на ведение войны.

Потом были «девяностые», когда народ наш посчитал так — придут к нам США, и потекут рекой инвестиции, и у нас здесь будет рай. А на самом деле, по стране, по ее экономике прошлись точно, как Мамай по Руси, сведя на нет все достижения, которые имелись у нас на тот период. То есть, нас не подняли, а наоборот, разорили.

Сейчас, получается, нам хотят навязать тот же самый сценарий — один в один. Только роль Афганистана теперь у Украины.
Но непосредственно сами натовцы в конфликт ввязываться не будут. Потому что это уже противостояние с Россией. И обычная горячая война, она может легко перерасти в ядерную — а это уже катастрофа планетарного масштаба.

«СП»: — То есть, перемирие опять будет недолгим?

— Если бы Запад и Киев, действительно, хотели бы мира, то ввели бы в Донбасс миротворцев, и создали бы демилитаризованную зону — как это делается при подобных конфликтах. Затем Украину лет за десять превратили бы в страну, которая по качеству жизни сравнима, допустим, с Финляндией. И, таким образом, Донбасс, возможно, сам захотел бы воссоединиться с Киевом. Но спонсоры нынешней украинской власти — США — не идут на это. Потому что при таком сценарии все люди живут нормально — т.е. конкуренция как бы переходит в область экономики. А это никому не нужно. Им нужно уничтожить Россию.

Дмитрий Саймс, известный американский политолог, который вхож в американские высшие правительственные круги, уверен, что Россию пытаются наказать за то, что она показала свою независимость. Причем, наказать так, чтобы ни одной стране мира неповадно было выступать против США.

Рассчитывать на то, что Америка заинтересована в каких-то миротворческих операциях, это наивно. Именно поэтому и Порошенко категорически выступает против введения миротворцев. Хотя приднестровский сценарий, он здесь вполне реализуем. И для этого не требует особенно больших сил.

Но у Вашингтона здесь другие задачи, и установление устойчивого мира на Украине в их число не входит.

«СП»: — Натовцы и пригодились бы...

— Но не в белградском варианте. Скорее, эти сведения являются обычным информационным вбросом. С целью проверить реакцию — как поведет себя Россия и что она ответит.

Существует такая практика. Вполне возможно, что подобная операция готовится, существуют в штабах планы, наряды сил распределяются — все реально. Но вбрасывается инсайдерская информация. И смотрят на то, как мы будем вести себя. Исходя из этой реакции, определяют — можно провести такую операцию или нет.

Пусть НАТО почувствует, что легко они не отделаются (как в Югославии небольшим количеством потерь), а понесут достаточно серьезные потери, которые скажутся на общественном мнении в самих европейских странах в первую очередь.

А если мы сейчас это проглотим, никак не отреагируем, то вероятность такой операции, в принципе, появляется.

По мнению ведущего научного сотрудника Института проблем международной безопасности РАН Алексея Фененко, у такой операции слишком большие риски:

— Прежде всего, военного конфликта с Россией. Кто реально в Европе готов сейчас идти на военный конфликт с Россией? Самоубийц, как я понимаю, там нет. Это — первое.

Второе — для авиации НАТО нужно где-то наращивать группировку. Где? С каких аэродромов будут осуществляться эти налеты? Где они будут базироваться?

В белградской операции участвовало до 500 самолетов. И чтобы ее осуществить, НАТО готовилось более шести месяцев — с августа 1998 года.

То есть, говорить о том, что заявление Бридлава профессионально, не приходится.

Во что я вполне готов поверить, так это в то, что создается некий возможный задел для будущего ввода войск НАТО на территорию Западной Украины, например. Уже сейчас там активно работают американские военные инструкторы, открываются центры боевой подготовки по стандартам армии США.

«СП»: — Что все-таки Россия может сделать, чтобы белградский сценарий не повторился в Донбассе?

— Выставить зенитно-ракетные комплексы и начать сбивать самолеты НАТО. Вот первое, что сможет сделать Россия. И какая страна в Европе переживет потерю, например 40% самолетов, если будет операция?

А что касается ввода войск НАТО на территорию Западной Украины, то, по-моему, все стороны уже склоняемся к тому, что какая-то форма раздела Украины, видимо, неизбежна.

Профессор кафедры мировой экономики и политики ВШЭ Максим Братерский также считает, что авиация НАТО на крыло в этом случае не встанет:

— Такое развитие событий считаю нереальным. Этого просто не может быть. И я бы не сравнивал с ситуацией в Сербии — там не было общей границы с Россией.

Но главное, это означает крупномасштабную войну со всеми вытекающими последствиями...

svpressa.ru

Комментарии

На днях стало известно, что если мир на Донбассе не наступит, то авиация НАТО в ближайшие две-три недели нанесет массированый авиационный удар по нарушителям мирного плана. О возможности такого удара вчера в Мюнхене заявил командующий силами НАТО в Европе Филип Бридлав. То, что мира не будет понятно всем, т.к. ВСУ и специальные подразделения сил НАТО находящиеся в Украине сделают все, чтобы артобстрелы продолжались.

Официально авиация НАТО, как и в бывшей Югославии, будет атаковать позиции войск, которые не прекращают боевых действий, а реально более 95% «точечных» ударов придутся по силам ополчения и лишь около 5% по подразделениям Украины, которые не подчиняются центральному командованию (Правый сектор и некоторые добровольческие батальоны). Задача сил НАТО создать решающий перевес на полях сражения, очистить Донбасс от «террористов» и усилить центральную президентскую власть Порошенко.

Что может в этом случае предпринять Россия? В принципе практически ничего. По многочисленным заявлениям Владимира Путина и других официальных лиц Россия не является стороной конфликта и поэтому авиаудар НАТО по позициям ополченцев нельзя будет рассматривать как военные действия против России. Кроме созыва СБ ООН и гневных выступлений политиков вряд ли, что-то произойдет еще. Не войну же объявлять.

Госпожа Меркель все же считает эту затею достаточно рискованной и поэтому она на прошлой неделе летала в Вашингтон, где пыталась убедить Барака Обаму повременить с этим планом и дать последнюю возможность мирного урегулирования в Украине. Сейчас у Владимира Путина достаточно сложная дилемма: или отдать Донбасс на растерзание ВСУ и НАТО или опередить американцев и ввести войска (признать ДНР и ЛНР), но тем самым вызвать новую мощную волну санкций и дальнейший шквал критики России. И то, и другое очень плохо. В ближайшее время мы увидим сможет ли Президент Росии найти достойный выход из расставленной ему ловушки.

Здесь