Вы здесь

Об эгоизме, хамстве и лицемерии «Евромайдана» (Андрей Константинов)

«Мирные» демонстранты атакуют Беркут

Ситуация вокруг «Евромайдана», которая развивается уже третью неделю подряд, и то хамство и лицемерие, которое можно наблюдать со стороны протестующих ко всему остальному народу Украины, не дает пройти мимо.

Как ни удивительно, но вся концепция стояния на Майдане, равно как и большая часть предпринимаемых действий теми, кто там стоит, едва ли не полностью описываются двумя словами — «эгоизм» и «лицемерие».

Как еще иначе можно назвать то, что, выступая под лозунгами борьбы за правовое государство и «европейские ценности», сами митингующие ежедневно нарушают права сотен и тысяч граждан, которые просто работают.

Конституция Украины в ст. 24 однозначно говорит, что «Граждане имеют равные конституционные права и свободы и являются равными перед законом». Протестующие на Майдане ежедневно нарушают ст.43 Конституции: «Каждый имеет право на труд... Каждый имеет право на соответствующие, безопасные и здоровые условия труда».

И тут возникает вопрос: как насчет прав в соответствии с этими статьями тех людей, которые по воле случая работают в районе Крещатика? Ведь многолюдные и голосистые толпы людей явным образом нарушают работу этих служащих, которые оказались невольными заложниками «Евромайдана». Совершенно возмутительна ситуация с захватами админзданий, куда служащие не могли попасть на свои рабочие места несколько дней? Ведь трудовые права (замечу — конституционные права) этих людей были нарушены явным образом. Аналогично можно рассматривать протесты под Генпрокуратурой, когда группа митингующих мешала доступу на рабочие места сотрудников госструктуры.

В Конституции Украины есть еще одна статья (ст. 45), которая также нарушается протестующими ежедневно: «Каждый, кто работает, имеет право на отдых». Однако какой вообще может быть отдых, если несколько десятков тысяч граждан посчитали, что самое лучшее решение их проблем — это оккупировать любимые места отдыха киевлян! Евробуйные посчитали, что их права значительно более важны, чем права миллионов киевлян. Причём эти буйные граждане сами не работают (им некогда — они митингуют) и фактически ежедневно отдыхают.

В этом же контексте (хоть и банальный пример, но все же) городская, а по факту — главная новогодняя елка страны. Не лишним будет вспомнить, что события 30 ноября произошли как раз вокруг нежелания митингующих сместиться на 200 метров в любую (!) сторону, дабы коммунальные рабочие смогли поставить елку. Уже на следующий день в качестве выдающегося завоевания майданной революции был представлен захват этой елки митингующими, превратив ее в ничто.

7 декабря стало известно, что киевляне остались без елки, поскольку городские власти решили отменить празднества в центре: «Наверное, ничего не получится — мы сосредоточились на районных елках. Делать что-то на Крещатике или в альтернативных местах — это создавать очередной очаг напряженности».

Может несколько не толерантно, но очень точно по поводу этой ситуации заявил столичный прокурор Н. Бескишкий: «В столице обязательно должна быть установлена ​​новогодняя елка. И киевляне, а не люди с дубинками и битами, которые приехали сюда, должны здесь ходить и наслаждаться красотой города».

Другой вопрос, который мало волнует протестующих, но однозначно волнует простых киевлян, — создание эпидемической ситуации.

Речь идет даже не о гриппе, а о более тяжелых заболеваниях. Например, утром 6 декабря прямо возле палаточного лагеря протестующих нашли мертвым человека. Как сообщили медики, мужчина умер от туберкулеза. Причем он болел опасной открытой формой туберкулеза. Все воззвания Минздрава беречь себя подаются оппозиционными изданиями как попытки запугивания. Однако давайте будем честны: эти сами протестующие активно передвигаются по городу на общественном транспорте, заходят в магазины и места общественного питания, что создает для киевлян дополнительные угрозы их жизни и здоровью (тоже, между прочим, конституционное право).

Еще одни вопрос, о котором мы уже упоминали выше, но в другом контексте, — захват административных зданий.

До фактического захвата госучреждений (вроде Кабинета министров Украины или Администрации Президента) дело не дошло, но зато Киевская горадминистрация захвачена уже более недели. Устроенная там ночлежка для «истинных революционеров» больше напоминает лагерь беженцев или, что более точно, притоны наркоманов. С соответствующими порядками и нравами. В Интернете немало роликов про то, как там организован быт и как там с большим удовольствием для себя активно отдыхают «угнетенные» протестующие. Абсолютно аналогичная ситуация в Октябрьском дворце, который также захвачен «мирным Майданом» и превращен в ночлежку.

И снова обман и лицемерие: протестующие заявляют, что поскольку это муниципальная (городская) собственность, то туда имеет право войти и находиться любой киевлянин. Да, возможно, но ведь киевляне! Сколько в этих «ночлежках» находится киевлян, а сколько приезжих? Они-то там что забыли? При этом еще не известно, что конкретно делают эти люди в той же КГГА.

1 декабря, когда они туда ворвались, они имели доступ к рабочим кабинетам, рабочим местам людей и, не исключено, информации о кадрах и бухгалтерии. Где гарантии того, что оттуда ничего не пропало и что персональные данные работников этих структур остались неприкосновенны и не будут использованы против них в дальнейшем? И тут мы уже говорим про уголовную, а не административную ответственность...

*   *   *

Участники «Евромайдана» на вопрос о том, почему они считают, что только их позиция является «гласом народа», обычно отвечают тем, что ведь нет митингов в пользу ТС или отказа от евроинтеграции, а значит сторонников такого курса тоже нет.

Однако эта логика разбивается о простой вывод: сторонникам ТС и противникам евроинтеграции просто некогда протестовать — они работают и зарабатывают себе и государству средства для дальнейшего существования. Это Юг и Восток страны, у которых нет возможности вдруг взять и на три недели перестать работать, поскольку они заняты в реальном секторе производства, а не в «креативных» и «сервисных» (сезонных) работах Западной Украины.

Конечно, первыми на Майдане оказались выходцы из Тернопольской и Ивано-Франковской областей — ведь это самые депрессивные регионы страны! Понятное дело, что лучше ни черта не делать в столице, чем в своих неустроенных районных центрах и селах, которые они сами же под националистические выкрики развалили. Вот вам и «соль земли» и «кулаки»...

95% людей, стоящих сейчас на Майдане, имеют возможность там стоять, потому что занимают принципиальную позицию: не работали и работать не будем! Они искренне считают, что государство им «должно» уже по факту того, что они существуют. Более того, пребывая в плену мифов, они считают, что если Украина подпишет Соглашение об ассоциации, Европа их накормит, оденет и приголубит.

Этот Майдан — это сборище инфантильных и самовлюбленных эгоистов, которые принципиально записались в категорию «профессиональных тунеядцев».

Иллюстрацией этого является история, выложенная на фейсбук-странице украинского политолога К. Бондаренко: «Позвонил знакомый предприниматель, горячий сторонник «Евромайдана», человек, который с первых дней поддержал протесты, в том числе — материально. Рассказывает. Сегодня возле магазина «Рошен» к нему подошли двое — в ленточках и наклейках:

— Позвольте обратиться!

— Пожалуйста.

— Мы с первого дня на Майдане. Приехали издалека. У нас кончились деньги. Помогите, чем можете!

С удовольствием. Я могу показать, где стоит фура с капустой. Разгрузите ее и заработаете неплохие деньги.

— Вы нам что — работать предлагаете???

— Ну да, вам же нужны деньги?

Ребята повернулись и пошли прочь, бросив на прощанье:

— Будущее не для вас!»

Вот это — общая модель их поведения. Иждивенчество, доведенное до абсолюта.

Эти люди работать могут, но только если над ними будет стоять надсмотрщик. При этом работать будут отвратительно, поскольку будут считать, что их «угнетают». Выходцы из «украинского Пьемонта» (Галиции) вообще не понимают, что даже во время протестов живут на милостыню — деньги, собираемые для них и их нужд. Просто свое индивидуальное побирательство они заменили на общеукраинское. Но суть его от этого не поменялась.

И я, как гражданин Украины, который платит налоги, решительно против таких идей, которые недавно высказал Н. Азаров, что государство готово оплатить отъезд этих бомжей и попрошаек к их родным домам за госсчет. Я бы очень не хотел, что бы из моих денег этим дармоедам ушла хоть одна гривна. И думаю, что не только весь Юго-Восток, но и все граждане Украины, которые сейчас, во время «евромайданов», честным трудом зарабатывают трудовую копейку, меня бы в этом горячо поддержали...

И разделяю точку зрения Дмитрия Выдрина: «Я ставлю сейчас на людей, верных своей присяге и профессиональному долгу. Я верю в эволюцию сознания украинцев».

odnarodyna.com.ua

Комментарии

   Евромайданщики говорят, что Таможенный союз их будет тянуть назад, в "совок". А разве это не "совковая" позиция: ничего не делать, не работать на благо своей страны, а ждать, что "евродядя" просто так будет их содержать? Просто повысит пенсии, зарплаты. Всё перевернулось в головах людей. Майдан - вакханалия "эго".

 Хочется добавить к вышеизложенному словами нашей Татьяны Бобровских:

Если цель, к которой ты стремишься, оправдывает средства, а средства лишают кого-то права на цель – ты падаешь...

ДНИ ТУРБИНЫХ_3

В воскресенье наш квартал захватили, как вы уже знаете из новостей. Вернее они захватили кварталов шесть. Почти все Липки. Поставили баррикады чтобы чиновники не могли пройти на работу и поставили часовых.
С утра я смотрел на институтскую, необычно одинокую без едущих и запаркованных на ней машин -- лишь две пешеходные тропинки -- и снега насыпало уже почти по-колено. Я тут же содрогнулся, вспомнив прошлую зиму -- городские власти плохо справлялись с уборкой снега и без наличия перегораживающих дорогу баррикад. Мне предстояло выйти из дому и пройти два квартала пока я наконец не дошел до нее. Выпускали всех. Впускали плохо. По паспортам, как я понял (кто это придумал? кто им дал право?). По каким-то наклейкам на курточках. Все на баррикаде были из Яремчи.
На чекпойнте я встретил крепкого соседа Гену, который уже минут 10 пробивался внутрь а его хватали за руки:
-- Да я вам покажу пасспорт жены! у нее эта прописка стоит! вот в этом доме!
-- От жинка нехай йде, а вы стойте тут -- ответил ему 16-летний мальчишка, которому явно доставляло удовольствие издеваться над крепким 40-летним Геной в дорогой дубленке с лицом, покрасневшим от мороза и возмущения.
"Так они быстро растеряют последнюю поддержку в нашем квартале", -- еще подумал тогда я проходя мимо...
До баррикады снаружи квартала стояла километровая пробка. В ней стояли три скорых, которых вызвали жители. Судя по тому, что повстанцы из Яремчи пропускали внутрь по одной машине каждые 3-4 минуты подолгу пререкаясь с каждым водителем -- третью скорую к нам запустят в лучшем случае через час. Я надеюсь, тот кто ее вызвал еще жив... Так не должно было быть...
В два часа дня позвонил старший сын -- он ехал в метро и сказал, что там настоящий бунт сейчас поднимется из-за того, что закрыли выходы на Крещатик и Театральную!
В четыре часа дня я встретил на лестнице другую нашу соседку в слезах. Ее два часа продержали в баррикады, не впуская внутрь квартала, а у нее младенец на грудном вскармливании дома, и он все два часа плакал, потому что няня почему то не пришла. И она думала что сбегает сама на 5-10 минут в наш гастроном за молоком, а в него молока сегодня не привезли -- в него вообще ничего не привезли -- и как же она дура не подумала об этом! И она быстро побежала в гастроном на Грушевского, и бежала обратно, и ее одернули за руку, и она что-то невежливо им сначала ответила -- а они не пускали ее после этого два часа. И она стояла там и рыдала ,потому что дома ребенок в манеже плачет и хочет есть, а у нее мерзнет грудь и ноги и ключей от квартиры внутри периметра больше нет ни у кого...
Это уже напоминало какой-то плохой фильм про войну. Я не знал что можно было ответить моей соседке Анне в такой ситуации и просто обнял ее.
А после этого, уже пряча глаза она сообщила, что когда убегала от них, снаружи уже стоял беркут и она услышала как взорвались первые гранаты -- так я узнал, что начался штурм...

kukhar.mykhaylo