Вы здесь

Киев не учится на ошибках собственной истории (Семен Воробьев)

Ровно 28 лет назад произошла крупнейшая в мире техногенная ядерная катастрофа — взрыв на четвертом энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции. Наряду с Украиной и Беларусью радиационному загрязнению подверглись 19 российских регионов с населением более 2,5 миллиона человек. В ликвидации последствий чернобыльской катастрофы принимали участие более 600 тыс. человек.

В дни, когда весь мир воспоминал о трагедии на Чернобыльской АЭС, киевская хунта рассматривала вопрос об использовании американского ядерного топлива на своих АЭС.

Теперь лидеры «Евромайдана» отдают долги ее организаторам и вдохновителям, вытесняя из Украины российские атомные компании и заменяя их американскими. Видимо, в Киеве не осознают, что физика ядерного реактора — хотя кому уж, как не Украине знать это лучше всех! — никак не может быть заменена политическими играми.

Экспансия США на рынок ядерных материалов Украины началась сразу же после победы «оранжевой революции» в начале 2005 года. Тогда в рамках совместного с американской компанией Westinghouse проекта американцы направили в Киев опытную партию ядерного топлива для АЭС (тепловыделяющие сборки), чтобы протестировать его использование на третьем блоке Южно-Украинской АЭС в Николаеве. Таким образом, отмечалось в заявлениях руководства Украины, будет происходить диверсификация поставок ядерного топлива на Украину, о которой говорится в ее стратегических энергетических планах.
21304

Встречаясь в 2005 г. с министром энергетики США Самюэлем Бодманом, премьер-министр (в свой первый премьерский срок) Юлия Тимошенко предложила американским компаниям принять участие в разработке урановых месторождений, разведке и добыче нефти и газа. Видимо, это был знак благодарности за то, что Украина, по словам Тимошенко, уже получила от Вашингтона более $280 млн на программу повышения ядерной безопасности на АЭС. Тогда министр энергетики США заверил украинских партнеров, что Соединенные Штаты готовы оказать техническую помощь в разработке энергетической стратегии Украины.

А если и на самом деле реакторы российского производства не «съедят» американское топливо, что они тогда будут делать? Срочно останавливать реакторы, которым не понравилось американское «атомное» меню? Но атомный реактор — не лампочка Ильича, захотел — включил, захотел — выключил, реактор требует к себе ответственного технического отношения.

Чехия и Финляндия, где работают такие же российские реакторы типа ВВЭР, в свое время тоже, «задрав штаны», пробовали перейти на топливные сборки от Westinghouse, политически «диверсифицируя» себя от России. Что из этого вышло, известно. Вернее, известно, что из этого ничего не вышло. По данным независимых экспертов, в Чехии на станции «Темелин» были зафиксированы отказы, по крайней мере, 51 из 61 стержней управления.

После этого чехам пришлось принимать решение о возврате к «материнскому» топливу для этих реакторов. Поэтому вся ядерно-политическая авантюра с американским топливом на Украине очень уж напоминает предысторию чернобыльского эксперимента.

Вице-премьер России Дмитрий Рогозин, который курирует в правительстве оборонную, ракетно-космическую и авиационную промышленность, считает возможное решение Киева опрометчивым: «Если Киев решит использовать на своих АЭС американское ядерное топливо, значит, никаких выводов из Чернобыля он не сделал», — написал Рогозин в своем twitter.

С другой стороны, нет сомнений в том, что диверсификации источников поставок энергоносителей — внутреннее дело каждой страны. А при умном, трезвом и прагматичном подходе даже, наверное, необходимое. Но уж точно, проводя эту самую диверсификацию в такой резонансной сфере, как ядерное топливо, не следует относиться к ней так же, как к доставке свежих французских булочек на завтрак. Здесь не уместны никакие политические мотивы, а требуется настоящий профессионализм с серьезными экономическими и техническими выкладками.

beriozka-rus.livejournal.com